История района

Расположенный в 75 километрах восточнее Пскова по обоим берегам реки Шелони, Порхов был основан в 1239 году Александром Невским как часть системы обороны Новгородского княжества.

Город за свою историю неоднократно подвергался нападениям немцев и литовцев.

В древности Порховская крепость представляла собой деревоземляное сооружение, но в 1387 году началась замена деревянных стен каменными.

Крепость была сложена из местного серо-желтоватого известняка. Стены крепости вертикальные, а стены башен утолщаются книзу. Прекрасно сохранившаяся, она является главной достопримечательностью города.

До конца XVIII века в Порхове существовали Спасо-Преображенский мужской, Рождественский и Успенский женские монастыри. Порховский уезд в свое время называли «самым дворянским», и сейчас дворянские усадьбы привносят в облик края черты благородной старины.

Так, под Порховом находится Волышово — бывшая усадьба графов Строгановых, где сохранился не только парк, но и охотничьи, хозяйственные и коннозаводские строения.

Строгановский дворец — постройка конца XIX — начала XX века. В усадьбе Холомки находится дом А. Г. Гагарина — первого ректора Санкт-Петербургского Политехнического института.

Его дом и усадьба в 20-е годы XX века стали первым Домом творчества для известных литераторов и художников.

Холомки составили яркую страницу в жизни К. И. Чуковского, М. В. Добужинского, В. А. Милашевского, Г.С. Верейского. Уроженцы Порховского уезда — такие известные в стране люди, как композитор В. П. Соловьев-Седой, заслуженная артистка РСФСР П.Л.

Вульф, артисты МХАТа Т.И. и М.И. Ванюковы, заслуженный мостостроитель профессор Петрозаводского университета В.В. Казин.

Под Порховом в живописной долине находится курорт «Хилово» с грязелечебницей и целебной минеральной водой. Анализ воды в хиловском источнике в составе комиссии производил А.П. Бородин — профессор химии, известный как великий русский композитор, автор оперы «Князь Игорь». Бородин дал высокую оценку химическому составу и целебным свойствам хиловской воды.

Неподалеку от Хилова находятся остатки Никандровой пустыни, основанной преподобным Никандром Псковским. В глухом лесу можно увидеть древние каменные кресты над могилами иноков.

Существуют четыре чудотворных источника, к которым постоянно приходят паломники, — рассказывают, что у хиловского священника случаями исцелений и других чудесных явлений, бывших у источников, были исписаны три толстые тетради. Ныне от некогда богатого и славного монастыря сохранились лишь фундаменты церквей. В настоящее время началось восстановление обители.

Далеко за пределами Порхова известен Дом ремесел. Работа по возрождению традиционных ремесел в районе началась еще в 80-е годы. Собрались мастера народного декоративно-прикладного искусства.

Наибольшее развитие получили плетение из бересты, ткачество и филейно-гипюрная вышивка. Таким образом сохранились традиции самобытных мастеров, которые сегодня уже ушли из жизни.

Порховские мастера демонстрировали свое творчество на праздновании 850-летия Москвы, на многих российских и международных выставках.

 Крепость Порхов - одна из немногих, неплохо сохранившихся на северо-западе, крепостей с односторонней обороной. Такие крепости строились в русских землях с середины XIV, практически до конца XV века, когда на Русь пришла регулярная каменная фортификация. Боле того, некоторые части крепости являются единственным на северо-западе, сохранившимся почти в полном объеме, образцом доогнестрельной фортификации.
Порховская крепость  Каменная Крепость в Порхове со спутника   План Порховской крепости  Крепость Порхова макет

Немного истории и хронология строительства крепости.
Первое упоминание Порхова в летописи относится к 1239 году, когда князь Александр (через год уже - Невский, а еще через два - уже разбивший рыцарей) строил деревянные городки на реке Шелонь. Городки укрепляли водный путь из Пскова в Новгород и Порхов был одним их них.
В 1346 году деревянная крепость выдержала осаду литовцев, но военная опасность продолжала сохраняться. Шел 1387 год, новгородцы укрепляли свой, уже тогда Великий, город. "Копаша вал около Торговой стороне. Того же лета благослови владыка Алексей весь Новгород ставити город Порхов камен" [1, 2].
В 1428 году Порхов вновь подвергается осаде со стороны литовцев. Осада велась с применением огнестрельного оружия. Она не завершается для Литвы успехом, но наносит существенный вред крепости и, вероятно показывает, что применение огнестрельного оружия, делает существующие крепости недостаточно устойчивыми в обороне. Поэтому, наряду с прочими крепостями, в 1430 году укрепляется и Порхов. "Того же лета новгородци приставили к Порхову другую стену камену" [1].
С тех пор крепость не подвергалась осадам, а ввиду того, что после присоединения Новгорода и Пскова к Москве, Порхов оказался не порубежный городом, а крепостью внутри государства, он не реконструировался на рубеже XV-XVI веков, как многие другие крепости Руси. Поэтому крепость сохранилась такой, какой была в первой половине XV века.

Описание крепости

Каменная крепость находится на небольшой возвышенности на левом берегу реки Шелонь, на территории современного города Порхов Новгородской области. Место для крепости выбрано с учетом природного рельефа. В результате, две стороны крепости - южная и юго-западная, защищены излучиной реки, а северная болотистой низиной, поэтому, наиболее удобные подступы к крепости находятся в восточном секторе - с северо-востока до юго-востока. Откройте план крепости, приведенный в [1], кликнув по его предпросмотровой копии. Черным показаны части сооружения, сохранившиеся на поверхности земли. Крепость 1387 года, в отличие от более ранних, больших по площади крепостей Пскова, Новгорода и других городов, строилась целиком, а не поэтапно, при этом одновременно возводились и стены, и башни. Так иногда поступали, особенно, если крепость была небольшой по площади. (Так, крепость Орешек, стала целиком каменной в 1352 году). Материалом служила местная известняковая плита, из которой выполнена облицовка стен. В качестве забутовки вместе с плитой применялся и валунный камень. Учитывая наличие хорошо защищенных природой участков, башни возводились только с восточной - приступной (стороны, с которой возможен приступ) или напольной (обращенной в поле) стороны. На остальных участках крепости, где штурм был менее вероятен или вообще невозможен, башни были не столь необходимы. Следует заметить, что древние русские крепости, практически, не имели башен, за исключением, может быть, проездных, над воротами или в очень важных, с точки зрения обороны местах. Это связано с тем, что фронтальный огонь со стен был вполне достаточным для противодействия существующим способам осады. Появление башен, как элемента фланговой обороны крепостей, а это произошло к середине XIV века, прежде всего, обязано огнестрельному оружию и связано с необходимостью активизации обороны, а именно ведению флангового и косоприцельного огня вдоль стен по штурмующему неприятелю и противодействия осадным орудиям, а позднее орудийным батареям [2, 3, 4].
  Внутри порховской крепости

Восточная, приступная, стена крепости была укреплена тремя башнями Никольской -1, Средней - 2 и Псковской - 3. Еще одна башня - Малая (4) защищает северную сторону крепости. Как видно на плане, две башни (Никольская (1) и Псковская (3)) находятся вблизи входов в крепость, по краям приступной стороны и конструктивно включены в оборонный комплекс каждого из входов. Такие входы имеют название "захаб" и широко распространены в крепостях того периода, причем не только в русских, но и европейских. На северо-западе Руси, такие устройства защиты входов известны, также в крепостях Изборска и Пскова. Захаб представляет собой коридор, образованный двумя параллельными стенами, перед (а, иногда и вслед за) въездной аркой или воротным проемом. Такая конфигурация позволяла обстреливать неприятеля, прорывающегося к воротам между двух стен, с двух сторон или даже сквозь перекрытие, если таковое имелось. Защитная функция такого устройства не вызывает сомнения - неприятель находится в узком, достаточно длинном каменном "мешке", стеснен в маневре и применении осадной техники, и поражается с близкого расстояния.
Захабы Порховской крепости сохранились достаточно плохо. Никольский захаб включал в себя полукруглую стену до башни, защищающую проезд в башне, собственно, сам проезд и прямой коридор после башни, заканчивающийся проездом в северной стене крепости. От захаба сохранилась только сама Никольская башня, которая разобрана до второго этажа и надстроена колокольней. Псковский захаб, сохранился еще хуже, нет даже самой башни, но топология стен, позволят его реконструировать, как это сделано в [1].
Никольский Храм в Порховской крепости
Все стены и башни крепости 1387 года имели толщину 1,4 - 1.8 м. Реконструкция крепости в 1430 года заключалась в значительном утолщении стен и некоторых башен. Это хорошо заметно на плане. Западная стена после дополнительной прикладки имеет толщину 4,5 м, в результате чего образовалась широкая лестница для подъема на боевой ход стены. Утолщение южной и восточной стены было произведено на всем их протяжении. Вероятно, не утолщались только стены захабов. В результате такой прикладки крепость стала в состоянии противостоять осадной техники того времени, прежде всего, быстро развивающейся артиллерии. Эта прикладка и усиление стен со стороны приступа еще больше подчеркивают одностороннюю систему обороны крепости [4]. Там где приступ невозможен, стены остались почти в три раза тоньше, чем на напольной стороне.

Кратко остановимся на особенностях каждой из сохранившихся башен и стенах крепости по [1, 2, 3].
Малая башня сохранила свой первоначальный облик 1387 года, поскольку играла весьма скромную роль в обороне крепости. Башня - четырех ярусное сооружение и имеет размеры 7х7 м при толщине стен до 1,4 м. В каждом ярусе, из первых трех, имеется по три бойницы, по одной на каждую сторону. Выходные отверстия узкие, не более 0,4 м и имеют лучковое перекрытие - перекрытие плоской плитой. Бойницы не имеет отдельной боевой камеры для размещения оружия и отдельной амбразуры, что характерно для огнестрельного периода в фортификации, а представляют собой расширяющийся внутрь башни щелевой проем. На четвертом ярусе устроен боевой парапет, подобный парапету на стене, в котором прорезано по одной бойнице на сторону. Особенностью башни является то, что она полностью выступает из поверхности стены, которая примыкает к тыльной стене башни, что усиливает возможности флангового огня вдоль стен. Малая башня, на удивление, хорошо сохранилась, как и прилегающие к ней участки стен. Вероятно, все реставрационные работы, проведенные во второй половине XX, весьма незначительно изменили ее облик, если судить по фото начала шестидесятых годов в [3]. Никольская башня была выполнена в той ж технике, что и Малая башня, но значительно усилена прикладками 1430 года. Никольская башня была проездной. В отличие от Малой башни, бойницы имеют больший размер и некоторые из них перекрыты сводами. Средняя башня - самая мощная, это лицо крепости. До 1430 года она выглядела менее внушительно и была выполнена также, как и Малая башня. Прикладки увеличили ее толщину до 4.5 м, при этом бойницы в старой кладке были растесаны, но все равно, новые бойницы получились узкими и неудобными для стрельбы. Ширина амбразур на внешней поверхности стены башни 0,5 - 0,6 м. Практически из них можно было стрелять только в одном направлении или наводить оружие в пределах нескольких градусов. Башня имеет три яруса, которые были разделены деревянными балочными перекрытиями. В первом и третьем ярусе - по четыре бойницы, а в третьем - пять. Секторы обстрела бойниц разных этажей не совпадают, что улучшает условия обстрела подступов к прилегающим стенам. Наверное, Средняя башня являет собой интересный пример не очень удачной модернизации доогнестрельных сооружений в период распространения огнестрельного оружия. Псковская башня не сохранилась, я видел на ее месте только россыпь обломков плитняка.

Стены крепости 1387 года имели высоту не менее 7 м, при толщине 1,8 м и завершались боевым ходом, покрытым двухскатной кровлей, лежащей, с внешней стороны, на каменном парапете (бруствере). Со стороны крепостного двора, боевой ход представлял открытую деревянную галерею, стойки которой опираются на деревянные закладные балки. Парапет имел толщину 0,8 м и был прорезан прямоугольными бойницами через каждые 3,5- 4,0 м. Утолщение стен, вероятно, позволило величить, как ширину самого боевого хода, так и толщину парапета на приступных стенах.

Хочется верить, что Порховская крепость и сейчас не разрушается, что находятся энтузиасты, поддерживающие этот уникальный памятник и, хоть какие-то, средства на это.

Печатные источники:
1. Каменные стражи. Путеводитель по древним крепостям, Лениздат, Л., 1971.
2. Косточкин В. В. Древние русские крепости. М., 1964.
3. Раппопорт П. А. Древние русские крепости, Наука, М., 1965.
4. Раппопорт П. А. Древнерусская архитектура, Стройиздат, СПб, 1993.

Усадьба Александрово
Усадьба Александрово расположена в 16в. от Порхова и в 7 от имения Волышово. В конце 18 века владельцем имения был гвардии прапорщик Александр Степанович Корсаков, он создавал усадьбу для своей семьи. Она не утратила своего очарования даже и сейчас. Имение было построено на возвышенности, и там же по заказу А.С. была построена каменная церковь во имя Всемилостивого Спаса, ротондальный храм с колоннадой по окружности в стиле раннего классицизма получился необыкновенно лёгким и изящным, к храму вели две парковые аллеи.

Александр Степанович был женат на Екатерине Петровне Резановой – сестре одного из основателей Русско-американской компании Николая Петровича Резанова, больше знакомого нам по современной рок-опере «Юнона и Авось». От этого брака у него было 6 детей. В молодости А. С. Корсаков увлекался литературой, и его поэтические способности передались детям. Младший сын- Николай Корсаков был другом А.С. Пушкина по Лицею. Это был разносторонне одарённый юноша, писал стихи и музыку. Он умер в Италии о чахотки. Безвременной кончине друга Пушкин посвятил стихотворение «Гроб юноши»:
Он не пришёл, кудрявый наш певец,
С огнём в очах, с гитарой сладкогласной:
под миртами Италии прекрасной он тихо спит…

Средний сын Петр тоже служил в цензурном комитете, и оказывал Пушкину содействие при прохождении через цензуру. Старший - Михаил, после женитьбы по указу Сената ему было разрешено принять герб и фамилию жены, стал Дондуков–Корсаков. Молодой князь был умён и образован с консервативными взглядами, назначен на должность попечителя. Санкт – Петербургского учебного округа. В этом качестве он был председателем Санкт-Петербургского цензурного комитета. Должность цензора под бдительным оком полиции и пристальным вниманием самого государя была незавидной. Естественно цензурные препоны вызывали негативную реакцию у находившегося под тройным цензурным гнётом А.С. Пушкина. По случаю назначения князя вице-президентом Академии наук в 1835 году поэт сочинил оскорбительную и в высшей степени несправедливую эпиграмму. Михаил Александрович не обладал приписывающимися ему свойствами, Пушкин, впоследствии узнав ближе князя, раскаивался в своей эпиграмме. Михаил Александрович в этой должности был на своём месте. Он оживил издание «Трудов Академии наук», при нем были устроен Зоологический кабинет в новом здании Академии. Новое здание Пулковской обсерватории было обязано своим существованием также князю Дондукову-Корсакову.
Но вернёмся в с. Александрово. Имение вошло в приданое дочери Екатерине. Супруг её продал имение Сергею Александровичу Строганову. На месте бывшего имения был построен госпиталь для крестьян и здания для мед. персонала. Больничный городок из двухэтажных кирпичных зданий в духе неоклассики был построен и оборудован по последнему слову науки графом Строгановым - в память об умершей матери в 1882 году. В больнице служил блестящий доктор медицины Рюкер, который проводил операции по трепанации черепа. А фельдшер Василий Васильев 5сентября 1918 г. укрывал в этой церкви князя Григория Гагарина, бежавшего от расстрела. Об этом сам Григорий Андреевич рассказал в своих воспоминаниях. Надо ли говорить, что до октябрьского переворота усадьба содержалась во всём великолепии, счастливо уцелела она и в годы ВОВ. В послевоенное время здесь был организован госпиталь для инвалидов ВОВ на 100 коек. До наших дней уцелели двухэтажный дом, церковь и усадебный парк. Храм был закрыт в 1960 году и сейчас разрушается. Усадебный парк площадью 16га. Водная система нарушена, пруд захламлён. Основу парковых насаждений составляют 150-летние деревья клёна, липы, дуба, ясеня, пихты сибирской, лиственницы европейской, кедра, туи западной. Часть парка застроена современными домами. Старинный усадебный парк объявлен памятником садово-паркового искусства.

Дом управляющего Усадьба Александрово                   господский дом усадьба александрово             Церковь усадьба александрово

Статья подготовлена научным сотрудником учебно-исторического заповедника "Усадьба Гагарина А.Г. "Холомки" Л.А.Сорокиной.

Горомулино (Ясенская волость)

На северных отрогах Судомской возвышенности, в 28 км к югу от Порхова расположена деревня Горомулино. Здесь, на западном берегу озера, в прошлом существовала богатая дворянская усадьба.
В 1748 году крестьяне Семёна Лазаревича, деда Н. Н. 9 раз приезжали в Псков торговать зерном. Семён Лазаревич вошел в состав делегатов дворян от Порховского уезда на превое в 1777 собрание Псковского наместничества.
Это была богатая, обустроенная усадьба – родовое имение Пантелеевых. В конце XV века в деревне не было даже церкви. Отец Николая Николаевича, Николай Семенович, в 1796 году построил на берегу озера церковь Вознесения Господня. Кирпичная церковь типа «восьмерик на четверике»; одноапсидный четверик с портиками по сторонам продолжается трапезной и двухъярусной колокольней над папертью. Из достопримечательностей в церкви были старая фелонь, сшитая из простого, домашней работы, белого холста. Крестные ходы были в пятницу на Святой неделе. Нормальный состав притча – 1 священник, 1 псаломщик. В 1799 году в имении был господский двор коллежского советника с дворовыми людьми: 31 душа мужского и 27 женского пола. Доход с имения в 1812 году исчислялся совокупно с имением в СПб-ой губернии. Пантелеев Николай Семёнович скончался 24.01.1814 года. Похоронили в церкви, в мраморном саркофаге. Николай Николаевич Пантелеев – местный землевладелец, гвардии штабс-ротмистр. В 1855 году ему было 39 лет, во владении было 550 душ крестьян. В 1873 году у него 2340 десятин земли и 2583 десятин в душевых наделах. Всего 4923 десятины. Последние годы он вёл замкнутую жизнь старого холостяка и умер бездетным 21.09. 1875года. Помещик составил духовное завещание, содержание которого долго обдумывал, иногда совещаясь с близкими себе людьми. Вполне законно и формально составленное завещание было передано на хранение уездному предводителю дворянства. Всё недвижимое имущество оставил родственникам, а денежный, почти миллионный капитал, определил употребить на выкуп крестьянских наделов тех обществ уезда, которые на день смерти завещателя не приступили ещё к выкупу наделов. Но по его недальновидности добрый этот поступок привёл к негативному результату, что и послужило предметом специального расследования. Все крестьяне, которые сделали это, полностью разорились. Правительству пришлось специально разбираться с этим феноменальным явлением. Была издана книга Сазонова Г.П. «Крестьянская земельная собственность в Порховском уезде», в которой исследовались причины. Оказалось, случился неурожайный год, и крестьянам нечем было засеять выкупленную землю. Поддавшись на уговоры банковских служащих, они взяли ссуду на покупку семян. А год опять был неурожайным, нечем было выплатить не только ссуду, но и проценты за неё. Дальше долги росли лавинообразно. В результате крестьяне лишились не только новых землевладений, но и нажитого имущества, а, то и разорились полностью.
По данным 1877г.: с. Горомулино Горомулинской волости при озере Горомулихе, от Порхова в 25 верстах, 10 дворов, 20 мужчин и 18 женщин. План Горомулина 1902 владения действительного статского советника Андрея Васильевича Пантелеева. В 1905 году имение его Ясенской волости 754 десятин земли в аренде. В 1909 за ним числится 576 десятин земли. Позднее имение перешло родственникам Пантелеевых, дворянам Анненковым. В магазине Иогансона Якова Карловича продавалась открытка «Горомулино. Дача Анненковых». Анненкова Наталия Фёдоровна (р.15.10. 1883) была записана в родословную книгу дворян Псковской губернии 25.02. 1915. Дворяне Анненковы записаны в 6 часть родословной книги Минской губернии 29.01. 1873. В 1924 году дворянка Наталия Федоровна Анненкова до революции имела 954 десятин земли, состояла в артели с. Горомулина Порховской волости. Раздала всё крестьянам, выехала добровольно из имения. Преподавала иностранный язык в Ленинграде. От усадебного комплекса сохранилась каменная церковь Вознесения, берёзовая аллея и фрагмент сада. В 1990-х годах в бывшей усадьбе размещалось подсобное хозяйство коммерческой фирмы из Санкт-Петербурга.
Горомулино Дача Анненковых

Холомки


На Псковской земле, в 15 км от древнего города Порхова, основанного новгородцами ещё в тринадцатом веке при князе Александре Невском, есть замечательное место Холомки. В 1913 году потомок старинного дворянского рода, князь Гагарин, уже знакомый с этими местами, начинает строительство в Холомках усадебного дома. Проект был заказан архитектору Ивану Фомину. А.Г. Гагарин со своими сыновьями и крестьянином–подрядчиком приступил к строительству здания усадьбы Усадебный дом и сейчас впечатляет своей строгой красотой и величием. С одной стороны здания портик – традиционный портик ионической колоннады с большой балюстрадой между колоннами. Перекрытие над террасой, обрамленной колоннами портика северного фасада, выполнено бетоном по металлическим балкам, они заведены в стены и опираются на окантовочную металлическую балку, закрепленную в кладке колонн. Интерьер помещений претерпел множество изменений за годы существования в усадьбе санатория и базы отдыха. Разными путями приходили люди в Холомки: кто-то заглянул, когда проезжал мимо, кто-то, зная их историю, ехал специально, а некоторые, возможно, родились и выросли где-то рядом. Но каким бы образом это, ни произошло - в памяти остается надолго, если не навсегда. здание разрушалось. Около водосточных труб при оттепелях образовывались лужи талой воды, которая протекала внутрь и разрушала кладку карнизной части стен. В таком плачевном состоянии была усадьба. И забвение, казалось бы, пришло в усадебный комплекс. История Холомков объединила людей, которым не безразлична была судьба усадьбы.
Какие только рассветы не приходилось встречать Холомкам в своей почти вековой истории. Тогда трудно было представить, что оно сменится новым поворотом в трудной судьбе Холомков.
В 2000 году в соответствии с распоряжением Комитета по управлению имуществом Псковской области, усадьба князя Андрея Григорьевича Гагарина в Холомках была передана администрацией Псковской области в постоянное владение Санкт-Петербургскому политехническому университету. Научно-производственным центром по охране и использованию памятников истории и культуры (НПЦ) с Санкт-Петербургским политехническим университетом был заключен охранный договор на передаваемое имущество. На основании Положения Санкт-Петербургского политехнического университета, усадьба в Холомках стала структурным подразделением университета. По приказу ректора университета была создана группа из сотрудников Инженерно-строительного факультета по обследованию усадьбы. На большом совете университета утвердили название: «Учебно-исторический заповедник – усадьба А.Г. Гагарина «Холомки», В 2002 году по проекту Псковского института «Спецпроектреставрация» начались ремонтно-восстановительные работы. Для консервации здания первоочередной задачей был ремонт кровли и межэтажных перекрытий главного здания, что и было выполнено. А в дни празднования юбилейной даты – 150-летие со дня рождения А.Г. Гагарина, на расширенном Ученом Совете было заявлено: «Холомкам – Быть».
И жизнь стала возвращаться в эти места. Холомки, встречают сегодня утро нового дня с оптимизмом. Работы не прекращаются ни на один день. И что мы сегодня видим? Была произведена замена воздушных линий и коммуникаций, что включало: капитальный ремонт ВЭЛ -10, протяженностью около двух километров, ремонт трансформаторной подстанции (КТП), прокладку кабельной линии до главного дома, здания администрации и газовой котельной. Проведено бурение новой скважины на глубину 75 м. Насосная станция, установленная над скважиной, будет поддерживать давление в системе водопровода. Запущена в эксплуатацию водозаборная станция и водопровод, который подведен ко всем зданиям. Закончены работы по устройству дренажной системы, и теперь зданию усадьбы не угрожают грунтовые воды.
Очистные сооружения, построенные по новейшей технологии, строго выполняют свою задачу, административное здание, пункт охраны, рабочие кабинеты, гостевые номера.Началась расчистка паркового леса, и тенистые аллеи будут манить полюбоваться редкими деревьями. Богатая природа заповедника располагает к конным прогулкам, рыболовству, охоте и прочим удовольствиям отдыха в сельской местности. Хорошо сохранились дубовая, туевая, сосновая аллеи, радиально расходящиеся от усадебного дома.
      Холомки реставрация 

Княжьи Гороки
Княжьи Горки, некогда богатый усадебный комплекс, расположен в 6 км от посёлка Дедовичи, на берегу реки Судомы. Имение имеет очень богатую историю. Много раз оно перестраивалось владельцами, среди которых были представители известнейших дворянских и боярских фамилий: князья Мещерские, Васильчиковы, Кожины, Строгановы.Первые упоминания об этом имении можно обнаружить в документах конца XVIII века. В это время владельцами имения были князья Мещерские. При Мещерских начала обустраиваться усадьба. Появились первые постройки, большой каменный господский дом и другие хозяйственные строения. Были посажены первые деревья парка. Первоначально был разбит регулярный парк. Вырыт большой пруд. В конце 18 века усадьба принадлежала роду Кожиных, которые появились на Псковщине в конце 18 века. Большую часть времени они проводили в этом имении. В усадебный комплекс входила церковь Ильи Пророка и двухэтажный особняк из красного кирпича. Храм был перестроен в 1833 году на средства помещика Кожина, В книге Морозкиной «Псковская земля» о храме написано так: «Церковь великолепна – столичной архитектуры. Относится к тому стилю, который называют русским ампиром, а теперь – русским классицизмом первой половины 19 века. Под колокольней колонный портик. На боковых стенах внизу по три сомкнутых арочных окна. Церковь построена в часть победы над Наполеоном, о чём свидетельствуют и её архитектура и близость «Кутузовских мест». После ВОВ войны храм закрыли, приспособив под склад для удобрений. Возле церкви уцелели два вековых черных тополя, один из которых имеет окружность ствола более шести метров. Композиция господского дома – ассиметричная (в плане близка к прямоугольнику), усложнённая выступами, которые подчёркнуты крыльцами на всех фасадах трёхгранными выступами. В первом этаже расположен эркер, завершённый балконом на 2 –м этаже. Фронтоны фасада прорезаны стреловидными сдвоенными оконными проёмами. Это был загородный двухэтажный дом в смешанном стиле. Здание имеет цокольный подвал из тесаного гранита. По сохранившимся несущим стенам можно сказать, планировка построена по типу коридорной системы: в обширном вестибюле находится лестница во второй этаж и выход в коридор, куда открываются все помещения. Рядом с особняком «Кухонный флигель», «Молочный флигель» выстроены в том же стиле – Двухэтажный, ассиметричный по композиции. К западу от главного дома находилась «Псарня». В усадебный ансамбль входят также двухэтажные кирпичные флигели, валунно-кирпичные постройки. Основным назначением усадьбы было создание условий для уединённой жизни, выключения из социально-общественных связей. И каждый помещик, в том числе и Кожины, создавая усадьбу, устраивали при ней увеселительный пейзажный парк. В Княжьих Горках для создания такого парка были идеальные природные условия: на берегу двух рек, рядом дикий лесной массив до самой воды. Основу насаждений составляют липы, дубы, вязы, клёны. Возраст деревьев 110-160 лет. Одни деревья сажались в честь рождения ребёнка, в память посещения усадьбы друзьями и именитыми особами. Каждая порода должна была вызывать определённые аллегории. Так кедр олицетворял красоту и благородство; плоды вишни – сладость благих трудов, каштан был символом целомудрия (ядро плода окружено колючками); вяз - символом собственного достоинства; пихта, ель обозначала избранность, чистоту помыслов и духа, а берёза – это символ добра и гостеприимства. В оранжереи росли цветы тоже с определёнными символами. Анютины глазки олицетворяли воспоминание и созерцание; мак – равнодушие и неведение; роза – триумфальная любовь, а красная роза была знаком мученичества и страданий; белая - символом красоты и чистоты; фиалка означала смирение. Трудно найти в Княжьих Горках осину: согласно народному преданию на ней повесился Иуда (оттого, считается, что вечно дрожат листья). Сохранились липовые аллеи, видны остатки беседок. Усадьба в середине 19 века была продана Строгановым, по причине невыплаты ссуды. Мария Александровна, сестра С. А. (Мисси), поселилась в особняке и вела обычную для богатых светскую жизнь.
Мария Александровна Строганова (в замужестве Ягмина) владела имением Княжьи Горки до начала 20 века. Замуж она вышла поздно за молодого польского дворянина Станислава Ягмина. Его в семье все очень любили, а сама графиня боготворила своего мужа. Хотя соседские языки злословили, что она вышла по любви, а он женился на деньгах. Отказа муж не знал нив чём. Жил и кутил в столице, приезжал только тогда, когда кончались деньги. Как и все в роду Строгановы М.А. занималась благотворительностью. На рождество устраивались новогодние ёлки для детей, всякий раз на ней было более 100 человек. Всех награждали подарками. Она лечила всех больных бесплатно, в голодные годы крестьянам выдавали хлеб. И не случайно на Псковщине самыми уважаемыми людьми были землевладельцы Строгановы, Кожины, Новосильцевы, Васильчиковы. Умерла Мария Александровна за неделю до начала первой Мировой войны. Похоронили по её завещанию возле церкви, но позднее прах был выброшен из гробницы.А любимый муж сгинул в Москве. В послевоенное время усадьбу занимала районная больница. Усадьба ветшала, больница переехала в другое здание. Дом разгромили. Усадьба Княжьи Горки объявлена памятником истории и культуры. Вот по этой тропинке мы дойдем до родника Любви. Сохранилось в селе до сегодняшнего дня старинное народное поверье - ходит легенда, что к этому роднику приходили девицы и замужние дамы перед любовным свиданием умыться, а мужчины пили воду из родника, чтоб силы восстановить. А если девушка зачерпнёт на восходе солнца пригоршню воды из низинного колодца, да вынесет её на горку и умоет своё лицо, то будет счастлива в любви и браке.

Княжьи Горки колокольня  Княжьи Гороки церковь  Княжьи Горки лепнина  Княжьи Горки церковьКняжьи Горки господский дом

Статья подготовлена научным сотрудником учебно-исторического заповедника "Усадьба Гагарина А.Г. "Холомки" Л.А.Сорокиной

Вязье
Подъезжая к какой-нибудь богатой усадьбе, мне приходилось иногда слышать: «А нужно ли нам разрушенное и заросшее бурьяном прошлое»?
Особенно сейчас, когда жизнь находится в состоянии изменения, начинается новое, (хотя часто это забытое старое). Знать прошлое необходимо для правильного понимания нашей современности, когда всё смешалось – и доброе, и злое, и ложь, и истина, любовь и злоба.
Вязье, село Тишинской волости в конце 19 века принадлежало Николаю Владимировичу Спиридонову – действительному статскому советнику. При попечительстве генерала Спиридонова было организовано рентабельное хозяйство. По тем временам считалось, что советник купил богатую усадьбу. В усадебный комплекс Вязье входили: городской дом-замок, многочисленные служебные и хозяйственные здания, парк, площадь которого составляла 8 га.
В усадьбе Николай Иванович устроил низшую школу молочного хозяйства, которая создавалась с целью получения знаний по уходу за молочным скотом и по переработке молока в сыр и масло. После окончания обучения ученики получали свидетельство и звание мастеров сыроварения. На молочной ферме разводили коров ярославской породы. Там же был отдельный цех по производству сыра. В усадьбе была паровая мукомольная мельница, кирпичный и черепичный заводы. Племенной скот, сыр, масло шли на продажу. Молоко на заводе охлаждалось водами из подземного горизонта – это была по тем временам самая передовая технология. Вода из скважины подавалась также в дома, где были устроены водопровод и канализация. Водокачка работала до конца 60-х годов 20 века. К коровникам и конюшням были подведены покатые подъезды, по которым сено возили прямо на чердак, на хранение. Для кормления коров сено скидывали через люки прямо в кормушки. Здесь зарождался капиталистический способ ведения с\х.
В этих зданиях располагались: молокозавод, школа, дом учителей. Наемные рабочие жили в специально построенных домах-общежитиях: на одну семью – одна комната, у старосты – две комнаты. Сохранился комплекс валунных хозяйственных построек. После привычного для нас серого известняка, который испокон веков используется в строительстве на Псковщине, сооружения из валуна воспринимаются как нечто нетипичное для псковской архитектуры. Это не случайно: такая строительная техника – нетрадиционна для нас, согласно одной из версий она принесена из Прибалтики. Валунным строительством занимались латгальские старообрядцы. Развитию этой строительной техники способствовало то обстоятельство, что гранитный валун был отходом сельскохозяйственного производства и в избытке убирался с местных полей. К валунным постройкам относятся: конюшня, каретный сарай, сыроварный подвал. До наших дней уцелело интересное здание зерносклада - это двухъярусный деревянный, рубленый дом на цокольном валунно-кирпичном этаже. Нижний этаж предназначался для мельницы. На втором этаже хранили и сушили зерно. Саму усадьбу окружала кирпичная ограда художественной кладки с коваными воротами. Усадебный парк с искусственными прудами был разбит в конце 18 века. Основа планировки парка сохранилась до нашего времени. Искусственные пруды использовались не только для разведения серебристого карпа, но и для купания. Вода в пруды парка поступала из родников, из болотистой местности, где находилось парниково-огородное хозяйство. В своё время в парке росло сорок видов деревьев и кустарников, возраст их составляет 110-130 лет. Встречаются «экзоты» - лиственницы, кедры или сосны сибирские, туи западные, пихты. Из декоративных кустарников в парке растут сирень обыкновенная, Рябинник, желтая акация, калина городовина.
В настоящее время имение называется: «Племенной завод Вязье».
Вязье дом  Вязье дом  Вязье ограда    Вязье пруд  Вязье фонтан

Статья подготовлена научным сотрудником учебно-исторического заповедника "Усадьба Гагарина А.Г. "Холомки" Л.А.Сорокиной

Опоки
Близ трассы Псков-Новгород на высоком берегу Шелони расположена Церковь Благовещения. Этот удивительной красоты храм был возведен в 1772 г. тщанием помещика Косицкого. Храм всегда был действующим, ему посчастливилось уцелеть в трудное для страны время и сохранить великолепное убранство XVIII – XIX. вв. В наши дни Храм Благовещения Божьей Матери является архитектурным памятником федерального значения. На южной стороне расположен Ильинский придел, а на северной — придел Иоанна Предтечи. Иконостасы ХVIII века в главной и придельных церквях выполнены в стиле барокко и представляют собой большую художественную ценность. Село Опоки — редчайший, уникальный памятник истории, культуры и природы комплексного характера. В древности на территории Опок находился "городец", основанный в 1239 г. князем Александром Ярославичем (в будущем — Невским). В настоящее время к городищу из Опок ведет навесной мост. Церковные историки утверждают, что «под спудом в приходской церкви» почивают мощи святого — преподобного Иоакима Опочского.
Опоки Опоки Храм до реставрации Опоки Храм до реставрации
Статья подготовлена научным сотрудником учебно-исторического заповедника "Усадьба Гагарина А.Г. "Холомки" Л.А.Сорокиной

Буриги
В конце 18 века Буриги принадлежали Корсаковым. В 1819 году хозяева вместо прежней деревянной построили каменную церковь во имя святой Троицы. Позднее имение унаследовал Михаил Александрович Корсаков (друг Пушкина). После женитьбы на княжне Дондуковой царским указом ему было присвоено звание князь Михаил Александрович Дондуков-Корсаков. И спустя годы Буриги перешли его дочери княжне Марии Михайловне Дондуковой-Корсаковой, которая родилась 9 октября 1827 года. В 16 лет с нею случилась беда, болезнь позвоночника приковала её к постели на пять лет. Доктора пророчили ей скорую смерть. Но случилось чудо: она выздоровела после молебна в Казанском соборе Петербурга у иконы Божией Матери. Мария Михайловна решила жить для Бога и всех ближних. Добилась посещения узников Шлиссербургской крепости, очень многое сделала для облегчения жизни заключенных. В 60-е годы 19-го столетия была создана община сестер милосердия, где Мария Михайловна была рядовой сестрой. Девизом её жизни было известное изречение: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите».

Благовещения Пресвятой Богородицы Никандровская пустынь

Никандрова Благовещенская пустынь была основана преп. Никандром (в миру Никоном). Никон родился 24 июля 1507 года в семье крестьян в селе Виделебье на Псковщине. В 17 лет он поступил в услужение к торговому человеку Филиппу во Пскове. Никон обучился грамоте и через несколько лет удалился в пустыню на реке Демьянке (между Псковом и Порховым). Спустя некоторое он поступил послушником в Крыпецкий монастырь. Никон был пострижен в монашество с именем Накандр. Вскоре преп. Никандр ушел из монастыря и снова поселился в своей пустыни, но вскоре снова вернулся в Крыпецы и был назначен келарем. Стремление к безмолвию и отшельнической жизни вновь заставило преп. Никандра покинуть монастырь. Он поселился на одном из островов близ монастыря, где и устроил себе хижину. Слава отшельника привлекала к нему посетителей. Игумен и братия Крыпецкого монастыря, потребовала, чтобы он удалился с этого места, и снова отправился в свою пустынь. В 1574 году преп. Никандр принял схиму в Рождественском монастыре (находился при впадении р.Демьянки в р.Шелонь). Преп. Никандр умер 24 сентября 1581 года. Диакон Петр устроил над могилой преп. Никандра церковь, положив тем самым начало обители.

В 1585 году на место подвига преп. Никандра пришел один мирянин, принявший монашеский постриг с именем Исаий. При игумене Исайе был построен храм во имя Благовещения Богородицы при гробе преп. Никандра.
В 1652 году по благословению Никона, Митрополита Новгородского (впоследствии – Патриарха), иждивением дворянина Иакова Матвеевича Муравьева «близ двора его» была построена деревянная церковь во имя преподобного Никандра. В середине XVII века в монастыре были построены деревянные церкви во имя Святой Троицы и преп. Александра Свирского.
В 1665 году обитель был разграблена поляками, а в лето (7081год) 1673 год марта 30 дня был пожар в церкви Благовещения Пресвятой Богородицы где лежали мощи Преподобного Никандра от чего монастырь сей сгорел, и в нем бывшие три церкви деревянные:
1) Живоначальной Троицы, 2) Преподобных Александра Свирского , 3)Никандра пустынножителя со всей монастырской казной, иконами и книгами.

Соборная церковь Благовещения построена после пожара 1675 г., стоит посреди монастыря, Архимандрит Самуил в 1805 г сделал пристройки к старой церкви, в которой с правой, южной, стороны помещается предел во имя преподобного Никандра, а с левой, Апостолов Петра и Павла.
Над папертью во втором этаже была устроена церковная ризница. Построены же остальные храмы заново уже после пожара, или лучше после 1687 г.
Можно сказать что возрождение обители началось при Государе Алексее Михайловиче.
При строительстве нового собора во имя Благовещения Богородицы были обретены мощи преп. Никандра. 29 июня 1678 года мощи преп. Никандра были освидетельствованы, найдены нетленными и положены в новой раке в церковную стену вновь построенного собора. С этого времени обитель стала называться Никандрова Благовещенская пустынь.
До духовных штатов, в XVIII веке, обитель имела 319 душ крестьян. По духовным штатам обитель оставлена без оклада заштатной.
В 1800 году Никандрова пустынь была произведена в 3-й класс. Кроме этого Павел Петрович пожаловал обитель Полистарией с крестами Ордена святого Иоанна Иерусалимского. 10 ноября 1800 года пустынь была причислена в ведение капитула Ордена святого Иоанна Иерусалимского. По смерти Государя Павла Петровича чин Великого Магистра этого Ордена в России был упразднен. 7 августа 1808 года Никандрова пустынь была возвращена под ведение Епархиального архиерея.
В начале XIX века вокруг Благовещенского собора был заложен фундамент нового собора (по исследованиям О.Константинова новый собор по своим формам на 50 лет предвосхищал храм Христа Спасителя; он должен был быть пятиглавым и с шестью приделами, высота до креста – 47 метров). Осуществить эту постройку предположительной стоимость в 300.000 рублей не удалось.
В 1805 г, в трапезе монастырской церкви св. Геннадия, Патриарха Константинопольского, были погребены останки пустынника местночтимого Св. иеросхимонаха Мардария жившего и умершего в 1750 г.
, постриженика Череменецкого монастыря, жившего и скончавшегося ок. 1750 года в лесном бору Порховского уезда между деревнями Гористы и Кочериц в Ручьевом погосте.
Монастырь имеет площадь шестиугольную в окружности 233 сажени. Предполагалось устроить ограду по всей окружности, но эта мысль не исполнилась.
Постройки в монастыре находились следующем порядке: Среди двора стоит главный храм Благовещения Богородицы, построенный в 70-е годы XVII века, украшенный пятью главами, на которых сияют золотые звезды. Весь храм освещается сверху через купол.

С западной стороны монастыря, над Святыми воротами, находилась каменная колокольня имевшая прежде боевые часы (построена в 1785 г. строителем Сосилатром), в верхней части висят колокола, из которых древнейший вылит в 1676 г.

Во втором этаже (ближайшем над воротами) была прежде церковь во имя Апостолов Петра и Павла, а затем помещалась библиотека.

На право от Святых ворот двухэтажный дом с настоятельскими кельями вверху, общей кухней и кладовыми внизу. В монастырском дворе находилась искусственная насыпь, усаженная фруктовыми деревьями, кустарниками и цветами.

Затем по северной, северо-восточной, восточной сторонам устроены: двухэтажный каменный корпус с братскими кельями и трапезою, другой такой же корпус для братии и третий в котором помещается Троицкая церковь.

Эти три корпуса отделенные небольшим пространством, имеют равную длину и совершенно сходны по фасадам.

За монастырской оградой, по правой стороне большой дороги к Порхову, располагалась двухэтажная гостиница для богомольцев в 10 сажень длинной, в ней до 25 номеров здание было обито тесом и окрашено. Близ него – Ярмарочный гостиный двор, в котором находилась 161 купеческая деревянная лавка. Многолюдные ярмарки у стен монастыря проходили 29 июня (в день обретения мощей преп. Никандра) и 24 сентября (в день преставления преп. Никандра). Ярмарки имели огромное экономическое значение, так, например в 1851 году в ярмарку 29 июня сумма привоза товаров равнялась 5.000 рублей серебром, а сумма продаж 3.900 рублей, а ярмарка 20 -27 сентября того же года 224.480 рублей серебром, а сумма продаж 79.719 рублей.
На одной линии с ярмаркой устроено деревянное здание, в котором во время ярмарки помещался трактир. На левой стороне в соседстве с бывшими больничными кельями находился каменный одноэтажный корпус для помещения богомольцев и монастырских работников. Вне монастырской ограды рядом с монастырским домом находилась овальная церковь во имя св. Геннадия (патриарха Константинопольского). Против восточной части соборной церкви в каменном доме гостиных келий для приезжих
( за ветхостью употребляемых только в ярмарки) помещалась небольшая, устроенная для приезжих церковь во имя Св.Троицы не имеющая ничего замечательного
Ограда большей частью состояла из братских келий с 4 башнями по углам.
В версте к западу от монастыря находилась деревянная церковь во имя преп. Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев. На реке Любовец, в 7 верстах от монастыря, находилась монастырская мельница с монастырским и скотным двором.
Обитель представала взору уже тогда, когда приближаешься к самой заставе ее. Это застава с пестрой будкой, устроена была подобно городских застав, собственно для ярмарки, когда прибывала сюда местная полиция и утраивала караул.
В начале XX века Благовещенская Никандрова пустынь была одним из самых богатых псковских монастырей. В пустыни было 32 монаха, 30 послушников, земельные владения составляли 6783 десятины.
В 1923 году в Никандровой пустыни было 34 монаха (14 человек 37-50 лет, 12 человек – 50-60 лет, 8 человек – 60-75 лет). После революции монахи монастыря предлагали создать на базе Никандровой пустыни «трудовую коммуну». Но новая власть распорядилась по-другому. Монастырь был закрыт, а все постройки были взорваны. Церковная гордость – именные часы (фото) с монастырской колокольни были увезены в Псков и установлены на здании быв. Кадетского корпуса (ныне здание администрации).
За долгие годы разорения территория пустыни заросла непроходимым лесом. На территории бывшей Никандровой пустыни сохранились частично аллеи, деревья, остатки ограды
, руины и фундаменты, святые колодцы, монастырское кладбище.
Панорама Никандровой Пустыни
Никандрова Пустынь сверху

Литература: Евгений (Болховитинов), митрополит. Описание Благовещенской Никандровой пустыни. Дерпт, 1821; Константинов О. Никандрова пустынь: навечно оскверненная святыня. // Новости Пскова. 4 сентября 1998; Константинов О. Открытие «Никандровского кольца» // Новости Пскова. 29 октября 1998; Константинов О. Тайны Никандровой пустыни. // Новости Пскова. 13 августа 1999г.; "Памятная книжка Пскова за 1861 год"; Иеромонах Иосиф "Описание Свято Благовещенской Никандровой пустыни". 1858 год.; Амвросий (Орнатский). Москва, 1813 год. "История Российской Иерархии" часть 5; "Военно-статистическое обозрение" т 3,ч 2 за 1851 год; Фото: О.Константинов.

Хилово
Впервые населенный пункт с названием "Хилово" упоминается в Новгородских писцовых книгах Шелонской пятины под 1539 г., когда вместе с Пестово, Грешнево, Литвинове, Шубино и Сопово оно принадлежало благочинному Порховского Благовещенского монастыря Рюме Федоровичу Ускому1. В XVIII - начале XX вв. Хилово являлось собственностью помещиков Балавенских. В "Списке дворян Псковской губернии", составленном в 1792 г., по Порховскому уезду значатся семь Балавенских, среди которых и 20-летний прапорщик Петр Митрофанович Балавенский2. Фамилия эта упоминается и в документах, связанных с рекрутскими наборами: в 1789 и 1791 гг. Балавенские сдали в армию по 10 крестьян3.

В 1805-1807 гг. в Псковскую родословную книгу был внесен Филипп Балавенский, приходившийся Петру Митрофановичу дядей. В то время Хилово было поделено на две усадьбы: Хилово-Балавенское и Хилово-Корсаково. В первой из них в 1819 г. поселился Петр Митрофанович с женой Надеждой Михайловной. Вышедший в чине ротмистра в отставку, он занялся хозяйством, воспитывал четырех сыновей - Петра, Александра, Владимира, Ростислава4. Старший, Петр, поступил на военную службу, бывал в различных местах России и за границей. Запах минеральных вод, который он встретил в Кеммерне (Кеммери), напомнил о родных местах. Позже в письме к И.Я. Садовскому Петр Петрович рассказывал, как, приехав в Хилово, он в 1865 г. приказал отвести русло речки Черной, на дне которой обнаружились три источника. Два из них позже были названы Петровским и Надеждинским (в честь родителей), а третий Ивановским (в память о дяде). Для проведения анализа минеральных вод в Хилово был приглашен магистр фармации Кассельман, сравнивший их с баварскими. В 1866 г. сюда же прибыл профессор-химик Московского университета А.П. Бородин, опубликовавший после исследования качеств хиловских минеральных вод подробный отчет в журнале "Минеральные воды России". С этого времени Хилово начинает превращаться в курорт.

П.П. Балавенский заключил с военным ведомством контракт на два срока (по шесть лет каждый) для лечения в Хилове солдат и офицеров. В 1867 г. здесь лечилось 90 человек, в следующем - уже 120. При устройстве лечебного учреждения П.П. Балавенский консультировался с конференц-секретарем Академии Художеств Ф.Ф. Львовым, а в качестве заведующего лечебницей пригласил доктора медицины Гелтовского, служившего в Хилове до 1870 г5. Постепенно на лечение стали прибывать и гражданские лица. Было построено здание водолечебницы - здание в виде буквы П с мужским и женским отделениями, с паровыми ваннами и душем, а также бывшее тогда в моде отделение для лечения молоком и сывороткой6. Близ этого здания Петр Петрович установил камень-валун, на котором были высечены родовой герб, девиз "Польза выше победы" и дата основания курорта - 1865 г. Постепенно курорт приобрел государственное значение, чему во многом способствовали природные условия.

С севера Хилово окружали сосновые леса, закрывавшие его от холодных ветров, с юга курорт обрамляли лиственные леса, по территории курорта протекала река Уза с плакучими ивами по берегам. Хилово располагалось на одинаковом расстоянии (10 км) от уездного города Порхова с его древней крепостью, и от действовавшего монастыря - Никандровой пустыни. Все это привлекало сюда отдыхающих и паломников. Сложность заключалась в том, что в середине XIX в. до Хилова было нелегко добираться: поездом можно было доехать лишь до станции Новоселье, откуда предстояло проделать путь до Порхова в 70 км на лошадях, а оттуда еще 10 верст до курорта. Так что путь в Хилово был довольно утомительным. Лишь в конце XIX в. После строительства железной дороги Псков - Дно - Бологое появилась возможность доехать поездом до станции Сосонье, отстоявшей от курорта всего в двух километрах.

Подробный план усадьбы и курорта 80-х гг. XIX в. приводится в дореволюционной диссертации И.Я. Садовского. На приведенном им плане видно, что территория Хилова делилась на лечебную зону и собственно усадьбу, в первой из них выделяются здания, построенные военным ведомством, и гостиницы для гражданских отдыхающих. По сведениям ИЛ.Садовского, стоимость квартиры в гостинице (с мебелью, питанием и доставкой воды) составляла за сезон (с апреля по октябрь) 35 руб., прием ванн обходился в 15 руб. Для всех отдыхающих открытым был фруктовый сад, они также имели возможность приобретать свежие овощи и молочные продукты в имениях Балавенских и Корсаковых. В 1887 г. число отдыхавших за сезон составило уже 779 человек7.

П.П. Балавенский играл также заметную роль в общественной жизни губернии и уезда. В 1869 г. он был избран гласным губернского земского собрания, где заседал вместе с такими видными земскими деятелями, как Н.Н. Фан-дер-Флит, А.Н. Яхонтов, П.К. Гелейн фон Гембиц и др. В 1888 г. он получил чин надворного советника, был избран председателем Порховской уездной управы и находился в этой должности до 1891 г., когда его сменил граф С.А. Строганов8. Произошли изменения и в его личной жизни. В 1866 г. от Софьи Дионисьевой у него родилась дочь Татьяна, а в 1874 и 1876 гг. от Софьи Терентьевны Дзен - сыновья Николай и Сергей. Брак с Софьей Терентьевной был официально оформлен только в 1881 г., что давало право записать детей в дворянскую родословную книгу9. П.П. Балавенскому, который вел "широкий образ жизни", постоянно не хватало денег, приходилось неоднократно закладывать и перезакладывать имение в Дворянском банке10.

В 1897 г. Петр Петрович решил провести ремонт зданий, где размещались и лечились земские больные, для чего заключил сроком на три года контракт с земской управой11. Осуществить задуманное помешала смерть. После смерти П.П. Балавенского наследником курорта и 683 дес. земли стал его старший сын Николай Петрович, в 1901 г. возобновивший контракт с земской управой на ремонт курорта на следующие три года12. Но сам он курортом не занимался, поручив все дела по его управлению Алексею Солнцеву. Роль и популярность Хилова уменьшились: с 1903 по 1908 гг. здесь прошли курс лечения всего 693 человека, хотя уездная управа регулярно выделяла средства на лечение (750 руб.), содержание библиотеки (50 руб.) и погребение умерших (250 руб.). Доходность же курорта составляла всего 600 руб. в год13. В 1911 г. Н.П. Балавенский продал усадьбу за 100 тыс. руб. Юлиане-Терезе Вагнер, которая в следующем, 1912 году, открыла в Хилове школу. Ежегодно на содержание ее выделялось от 624 до 744 руб., детей обучали различным ремеслам14. Управляющие курортом Дан и Векман прилагали немало усилий для повышения популярности курорта, привлечения сюда большого количества отдыхающих, но все большая доступность заграничных курортов знатным и зажиточным россиянам неуклонно сокращала число их в Хилове: за период с 1909 по 1913 гг. здесь побывали всего 217 человек15.

В годы первой мировой войны курорт арендовали Земгор и Земсоюз, решив организовать здесь лечение солдат и офицеров действующей армии. В 1916 г. Вагнер вообще продала его за 125 тыс. руб. Акционерному обществу в лице А. Домбровского, Педгольца и Блошинского (Блэшинского). Последние выпустили на 3 млн. руб. акций и разработали план расширения курорта, хорошо понимая, что зарубежные курорты в условиях войны стали недоступными, что, естественно, должно было повысить внимание к местным лечебницам. По приглашению акционеров в Хилово приехали доктор Уваров и инженер Ширяев, высоко оценившие свойства воды и грязей. Новые хозяева расширили охранную зону до 1008 дес., построили три новых дома по 20 комнат в каждом, новое здание водо-грязелечебницы с 52 ваннами, паровой прачечной и сушилкой, организовали молочную ферму, заложили новый фруктовый сад. Главное же внимание они сосредоточили на строительстве дороги, соединявшей курорт с железнодорожной станцией Сосонье; прорабатывался даже план сооружения трамвайной линии16.

После Февральской революции в Хилово был направлен инженер А.Г. Стопневич, подчеркнувший общегосударственное значение источников, но осенью 1917 г. усадьба и курорт подверглись разорению. 16 апреля 1918 г. земельный отдел Порховского уисполко-ма и владелец имения А. Домбровский составили акт, по Которому бывшему владельцу осталось только 5 дес. земли, остальные же 1003 дес. передавались в лесной фонд Республики. В акте вместе с тем говорилось и о необходимости сообщить в Москву "сведения о целебных водах с целью более широкой организации курорта"17. Пока в столице решалась судьба курорта, Порховский исполком действовал: барский дом был передан в распоряжение врачебно-санитарного отдела, в нем разместили инвалидов войны. Врач А. Фегель пытался навести здесь элементарный порядок - собрать растащенную мебель (50 кроватей с пружинными матрацами), провести ремонт, установить телефон и др., но летом 1919 г. Хилово вновь подверглось разграблению, на этот раз со стороны белогвардейских войск Булак-Балаховича18. Только 11 мая 1920 г. курорт получил наконец "охранную грамоту", подписанную наркомом здравоохранения РСФСР Н.А. Семашко.

Летом 1920 г. главным врачом курорта был назначен доктор Минскер, энергично взявшийся за подготовку к открытию курортного сезона. На курорт со складов реквизированного имущества из Порхова завозятся мебель и белье, две бывшие усадьбы - Хилово-Балавенское и Хилово-Корсаково - объединяются в одну, что значительно расширило территорию. Начинает приводиться в надлежащее состояние парк, возрождаются сад и огород, общая площадь курорта увеличивается до 84 дес19.

В октябре 1921 г. Минскер был заменен Алексеем Дмитриевичем Богдановым, заведовавшим до этого лечебницей в Черняковицах. Это было трудное время перехода к НЭПу, когда многие учреждения и организации снимались с государственного обеспечения и переводились на самоокупаемость. Новый главный врач сумел убедить власти в необходимости расширения охранной зоны до 682 дес., часть земли стала сдаваться в аренду и приносить тем самым некоторый доход. Порховский уисполком также выделял часть средств местного бюджета на нужды курорта, но главным источником его существования становится платное лечение сверх нормы, установленной соцстрахом. В 1921 г. 60 больных обслуживали только один врач, один фельдшер, три медсестры. Продуктами питания курорт обеспечивал организованный здесь же совхоз с 11 рабочими20.

В 1923 г. главным врачом курорта становится Александр Иванович Проходцев, работавший в этой должности до 1925 г. и написавший для одного из выпусков сборника Псковского общества краеведения "Познай свой край" статью о курорте Хилово. При нем курорт впервые получил ссуду из Москвы: в апреле 1924 г. Наркомздрав отпустил 5 тыс. руб. единовременного пособия, из которых 2 тыс. представляли безвозмездную ссуду, а остальные 3 тыс. - пособие, которое необходимо было возвратить к концу курортного сезона21. В отчете об использовании выделенных средств число отдыхающих называется от 50 до 70 человек, говорится о ремонте хозяйственных построек, строительстве нового деревянного дома, увеличении запашки земли. Увеличение количества больных потребовало освобождения здания бывшей гостиницы Никандрова монастыря, арендуемого местной школой. С расширением же совхозного производства вводится должность заведующего совхозом. У назначенного заведующим Яндалова вскоре начались конфликты с А.И. Проходцевым. Первый обвинял главного врача в несвоевременной выплате зарплаты рабочим совхоза, в приобретении для личного пользования продуктов по их себестоимости, хотя Проходцев считался высокооплачиваемым работником с окладом 600 руб. Яндалов подчеркивал, что совхоз "Хилово" является рентабельным, он не только полностью обеспечивает свой курорт, но и поставляет продукты туберкулезному санаторию Холомки22.

Конфликты между главврачом и заведующим совхозом кончаются тем, что губисполком своим секретным предписанием уездному отделу здравоохранения приказал снять с должности А.И. Проходце-ва23. Поводом к этому явился пожар, полностью уничтоживший бывший барский дом Балавенских. Новым главным врачом назначается Евсей Яковлевич Жислин. В том же 1925 г. курорту Хилово было присвоено имя наркома здравоохранения Н.А. Семашко24. Курорт увеличил количество отдыхающих до 225, в том числе 100 мест были платными; это повлекло рост численности медицинского персонала и рабочих совхоза. Во второй половине 20-х гг. общее число работников курорта достигает 50 человек25. Смена же главных врачей продолжается: на смену Е.Я. Жислину пришел Николай Михайлович Михайлов, его в 1926 г. сменил Михаил Михайлович Менгель26.

В 1927 г. в связи с изменением административно-территориального деления и упразднением Псковской губернии курорт Хилово перешел в ведение Ленинградской социально-страховой кассы, что значительно улучшило его финансирование и благоприятно сказалось на всех сторонах жизни. В 1927-1929 гг. на фундаменте бывшего барского дома был построен новый корпус, оборудованы спортивная площадка и лодочная станция, благоустраивался парк, разбивались клумбы и др. В Хилове работали уже 6 врачей и четыре медсестры, некоторые из них пришли сюда их Холомков вследствие более высокой оплаты труда: заработная плата в Хилове была увеличена вдвое27. Началось строительство дороги до станции Сосонье и трех мостов через Узу и Черную.

На протяжении 30-х гг. шло расширение курорта. К 1940 г. охранная зона его составляла уже площадь в 1008 дес., т. е. равнялась бывшим владениям П.П. Балавенского. Строительство новых корпусов и водо-грязелечебницы позволило увеличить число отдыхающих до 450 человек в месяц28.

Великая Отечественная война вновь привела к разрушению курорта. После освобождения этих мест от немецко-фашистских захватчиков в сохранившихся помещениях в 1944-1945 гг. разместился госпиталь, затем Хилово было передано в ведение ВЦСПС, и с апреля 1947 г. здесь функционировал курорт. В течение двух лет в Хилове отдыхали и лечились 1184 человека. Большая заслуга в послевоенном восстановлении курорта принадлежала главному врачу А.В. Новиковой и директору В.Н.Лану29. В начале 50-х гг. из озер Худыкино и Лунево стали добывать лечебные грязи, которые по качеству сравнивали с латвийским курортом Кеммери. В Хилове были построены новые лечебные корпуса, восстановлено подсобное хозяйство30. В 60-е гг. курорт был передан в ведение Ленинградского территориального управления санаториев и домов отдыха, построена новая просторная водо-грязелечебница с физкультурным залом и комнатами отдыха, комбинат бытового обслуживания и кафе. Если в 1961 г. число отдыхающих достигло 2 тыс., то в 1965 г. оно удвоилось и составило 4 тыс31. Большие изменения произошли в Хилове во второй половине 70-х - начале 80-х гг., когда главным врачом курорта был В.В. Иванов. Тогда было построено и реконструировано свыше 20 объектов, основные фонды курорта выросли с 4,4 млн. до 8,3 млн. руб. (в ценах тех лет). Был построен новый спальный корпус на 284 места и жилой 90-квартирный дом для сотрудников, на курорте ежегодно отдыхало до 15 тыс. человек32. В конце 80-х гг. началось строительство нового здания водо-грязелечебницы, но оборудование его осталось незавершенным. Сегодня ежемесячное число отдыхающих сократилось до 500-600 человек, т.е. упало до уровня предвоенных лет. Но лечат здесь не только болезни суставов, но и дыхательных путей, кожные и невралгические недуги. В 1998 г. открыт цех по розливу хиловской минеральной воды, добываемой из артезианской скважины33.

Хилово привлекает своим неповторимым очарованием природы, возможностью прикоснуться к миру русской дворянской усадьбы, остатки которой хорошо просматриваются в здании с колоннами, фронтоном и балконом, в тенистом парке с вековыми дубами, в романтическом острове уединения на р. Узе, в заросшем пруду, в частично сохранившейся прекрасной березовой аллее... Здесь лечат не только врачи, но и великолепные сосновые леса, богатые грибами, ягодами и лекарственными растениями, чудесное озеро, расположенное в трех километрах от курорта, к которому ведет живописная лесная дорога.
Беседка в санатории Хилово Хиловское озеро
Грязелечебница Хилово  Хилово корпуса  Хиловское озеро