История района

Как административная единица Порховский район имеет большую и сложную историю. В древности его территория входила в состав Шелонской пятины – одной из пяти частей, на которые делилась земля Новгородской республики. В 1239 году новгородский князь Александр Ярославович, вошедший в историю под именем Невского, заложил на реке Шелони Порховскую крепость. В 1773 году Порхов стал центром отдельного уезда в составе Новгородской губернии, а в 1777 году – уездным городом Псковского наместничества, преобразованного несколько позже в Псковскую губернию.
В 1927 году Порховский уезд был упразднён, а на его основе образованы Порховский, Дновский и Дедовический районы, вошедшие в состав  Псковского округа образованной Ленинградской области. В 1944 году, с образованием Псковской и Новгородской областей, Порховский район вошёл в состав Псковской области.
Город Порхов – административный центр муниципального образования «Порховский район» Псковской области, расположенный на берегу реки Шелонь и её притоках.
Порховский край на рубеже средневековья, заселенный славянами кривичами и словенами, своими корнями уходит в историю Древней Руси. Название Порхов происходит от древнерусского слова «порх», что в переводе на современный язык означает мелкую частицу земли – пыль, прах. «Город на камне» - так можно еще расшифровать название Порхова.
Главной исторической задачей города было укрепление границ Великого Новгорода от набегов войск соседей – Литвы и Ливонского ордена. Новгородский князь Александр Ярославович (через год уже - Невский, а еще через два - уже разбивший рыцарей) приказал «рубить городци на Шелони», и в числе трех укреплений появилось на правом берегу Шелони деревоземляная крепость Порхов. Дата основания города – 1239 год. Порхов, занимая удобное географически-стратегическое положение, развивался по восходящей. Сначала это просто славянское поселение, потом городище из дерева и земляных валов и рвов, окруженное водами реки Шелонь и речки Дубянки, впадающей в неё.
Несколько десятилетий городище играло роль оборонительного сооружения. Древняя каменная крепость (постройка 1387 года) подтверждает возросшую роль Порхова как форпоста Новгородской вечевой республики. Порховская крепость выдержала осады литовских войск князей Ольгерда (1346г.), Витовта (1428г.), польских отрядов Стефана Батория (1581г.). В 1611-1617 гг. в Смутное время захвачена шведами. В конце 15 века, после присоединения Новгорода к Москве, крепость оказалась на второй линии русских оборонительных сооружений и оставалась военной до 1764 года. В 15 веке через Порхов проходила трактовая дорога из Москвы в Польшу, что давало большую возможность для развития города. Здесь часто останавливались знатные особы – иностранные послы, купцы, церковные служители. Выгодное положение способствовало быстрому развитию торговли, был построен станционный дворец, вокруг него имелся свой торг, на который съезжались купцы из Новгорода, Пскова, ремесленники окрестностей. С конца 15 века Порохов входил в состав так называемой Шелонской пятины. Ближайшие к городу поселения образовывали окологородье, в нем начитывалось 147 селений, Порховское граничило с псковскими землями. С 1708 года Порхов входил в Ингерманландскую губернию, которую впоследствии переименовали в Санкт-Петербургскую. В 1776 году Порхов причислен к территории Псковской губернии, а 23 августа 1777г. стал её уездным городом. Река Шелонь впадает в озеро Ильмень на её берегу реки работали 80 мельниц (в 1894 году), 30 синилен, 14 кожевеных заводов, были маслобойни, кирпичные, свечные, пивоваренные заводы на всем протяжении реки от истока до устья. После постройки моста в 1905 году, через Порхов пошло движение во все направления: на Новгород, Псков, на Москву через Великие луки, на Смоленск, на прибалтийские земли, многие дворяне, помещики, военачальники вкладывали средства для постройки дач, строили поместья, разбивали парки и сады на порховской земле. в конце 19 века через Порхов была проложена железная дорога Виндаво-Рыбинского направления, в 1897 году построено здание вокзала. В конце 18 века начинается активное строительство города, появляются многочисленные улицы и переулки, Торговая площадь, Троицкий собор, Благовещенская церковь, питейные дома, пивоварня, коммерческий банк, строились дома частного и общественного значения. В 19 веке работал драматический театр, крупными промышленными предприятиями были: овчинно-шубный завод, винный завод. бечевочная фабрика, множество различных мастерских.
с 10 июля 1941 года по 26 февраля 1944 год Порхов оказался в оккупации немецкими войсками. Город вымер, здания были разрушены на 90%. После освобождения порховичи строили город заново, сохранив планировку конца 18 века. В последние годы произошли значительные изменения в инфраструктуре города.
Порховский район представляет немалый интерес и имеет большие возможности для развития туризма. Район – один из живописных в области. В Порховском районе более сотни рек и ручьев, десятки, озёр. Значительную часть территории района занимают моховые болота с большими запасами ценнейшей ягоды – клюквы.
В районе много живописных мест, особенно в его южной части, которую местные жители называют «Порховской Швейцарией» а старинный Порхов, построенный по проекту великого архитектора Ивана Старова, был самым красивым уездным и районным центром Псковщины и за это его называли «маленьким Петербургом». Немало сохранилось в нём и памятников старины – древнейших курганов и сопок, храмов 18-19-го веков, остатков дворянских усадеб, отдельных строений дореволюционного прошлого, памятников Великой Отечественной войны.

Главные достопримечательности Порховского района.

Старое городище - место основания города Порхова. В 1239г. на этом месте была построена деревянная крепость, положившая начало Порхова. Это было дерево-земляное укрепление, сооруженное князем Александром Невским на берегу реки Шелони. В настоящее время от крепости частично сохранились земляные валы. Здесь был установлен памятный камень в честь основания города.

Порховская каменная крепость - одна из немногих, неплохо сохранившихся на северо-западе, крепостей с односторонней обороной. Такие крепости строились в русских землях с середины XIV, практически до конца XV века, когда на Русь пришла регулярная каменная фортификация. Некоторые части крепости являются единственными на северо-западе, сохранившимися почти в полном объеме, образцом доогнестрельной фортификации.
Каменная крепость находится на небольшой возвышенности на левом берегу реки Шелонь. Место для крепости выбрано с учетом природного рельефа. В результате, две стороны крепости - южная и юго-западная, защищены излучиной реки, а северная болотистой низиной, поэтому, наиболее удобные подступы к крепости находятся в восточном секторе - с северо-востока до юго-востока.
Крепость 1387 года, в отличие от более ранних, больших по площади крепостей Пскова, Новгорода и других городов, строилась целиком, а не поэтапно, при этом одновременно возводились и стены, и башни. Материалом служила местная известняковая плита, из которой выполнена облицовка стен. В качестве забутовки вместе с плитой применялся и валунный камень. Учитывая наличие хорошо защищенных природой участков, башни возводились только с восточной - приступной (стороны, с которой возможен приступ) или напольной (обращенной в поле) стороны. На остальных участках крепости, где штурм был менее вероятен или вообще невозможен, башни были не столь необходимы. Древние русские крепости, практически, не имели башен, за исключением, может быть, проездных, над воротами или в очень важных, с точки зрения обороны местах. Это связано с тем, что фронтальный огонь со стен был вполне достаточным для противодействия существующим способам осады. Появление башен, как элемента фланговой обороны крепостей, а это произошло к середине XIV века, прежде всего, обязано огнестрельному оружию и связано с необходимостью активизации обороны, а именно ведению флангового и косоприцельного огня вдоль стен по штурмующему неприятелю и противодействия осадным орудиям, а позднее орудийным батареям.
Восточная, приступная, стена крепости была укреплена тремя башнями Никольской, Средней и Псковской. Еще одна башня - Малая защищает северную сторону крепости. Две башни Никольская и Псковская находятся вблизи входов в крепость, по краям приступной стороны и конструктивно включены в оборонный комплекс каждого из входов. Такие входы имеют название "захаб" и широко распространены в крепостях того периода, причем не только в русских, но и европейских. На северо-западе Руси, такие устройства защиты входов известны, также в крепостях Изборска и Пскова. Захаб представляет собой коридор, образованный двумя параллельными стенами, перед въездной аркой или воротным проемом. Такая конфигурация позволяла обстреливать неприятеля, прорывающегося к воротам между двух стен, с двух сторон или даже сквозь перекрытие, если таковое имелось. Защитная функция такого устройства не вызывает сомнения - неприятель находится в узком, достаточно длинном каменном "мешке", стеснен в маневре и применении осадной техники, и поражается с близкого расстояния.
Захабы Порховской крепости сохранились достаточно плохо. Никольский захаб включал в себя полукруглую стену до башни, защищающую проезд в башне, собственно, сам проезд и прямой коридор после башни, заканчивающийся проездом в северной стене крепости. От захаба сохранилась только сама Никольская башня, которая разобрана до второго этажа и надстроена колокольней. Псковский захаб, сохранился еще хуже, нет даже самой башни, но топология стен, позволят его реконструировать.
Все стены и башни крепости 1387 года имели толщину 1,4-1.8 м. Реконструкция крепости в 1430 года заключалась в значительном утолщении стен и некоторых башен. Западная стена после дополнительной прикладки имеет толщину 4,5 м, в результате чего образовалась широкая лестница для подъема на боевой ход стены. Утолщение южной и восточной стены было произведено на всем их протяжении. Вероятно, не утолщались только стены захабов. В результате такой прикладки крепость стала в состоянии противостоять осадной техники того времени, прежде всего, быстро развивающейся артиллерии. Эта прикладка и усиление стен со стороны приступа еще больше подчеркивают одностороннюю систему обороны крепости. Там где приступ невозможен, стены остались почти в три раза тоньше, чем на напольной стороне.
Малая башня сохранила свой первоначальный облик 1387 года, поскольку играла весьма скромную роль в обороне крепости. Башня - четырех ярусное сооружение и имеет размеры 7х7 м при толщине стен до 1,4 м. В каждом ярусе, из первых трех, имеется по три бойницы, по одной на каждую сторону. Выходные отверстия узкие, не более 0,4 м и имеют лучковое перекрытие - перекрытие плоской плитой. Бойницы не имеют отдельной боевой камеры для размещения оружия и отдельной амбразуры, что характерно для огнестрельного периода в фортификации, а представляют собой расширяющийся внутрь башни щелевой проем. На четвертом ярусе устроен боевой парапет, подобный парапету на стене, в котором прорезано по одной бойнице на сторону. Особенностью башни является то, что она полностью выступает из поверхности стены, которая примыкает к тыльной стене башни, что усиливает возможности флангового огня вдоль стен. Малая башня, на удивление, хорошо сохранилась, как и прилегающие к ней участки стен. Вероятно, все реставрационные работы, проведенные во второй половине XX, весьма незначительно изменили ее облик.
Никольская башня была выполнена в той ж технике, что и Малая башня, но значительно усилена прикладками 1430 года. Никольская башня была проездной. В отличие от Малой башни, бойницы имеют больший размер и некоторые из них перекрыты сводами.
Средняя башня - самая мощная, это лицо крепости. До 1430 года она выглядела менее внушительно и была выполнена также как и Малая башня. Прикладки увеличили ее толщину до 4.5 м, при этом бойницы в старой кладке были растесаны, но все равно, новые бойницы получились узкими и неудобными для стрельбы. Ширина амбразур на внешней поверхности стены башни 0,5-0,6 м. Практически из них можно было стрелять только в одном направлении или наводить оружие в пределах нескольких градусов. Башня имеет три яруса, которые были разделены деревянными балочными перекрытиями. В первом и третьем ярусе - по четыре бойницы, а в третьем - пять. Секторы обстрела бойниц разных этажей не совпадают, что улучшает условия обстрела подступов к прилегающим стенам. Средняя башня являет собой интересный пример не очень удачной модернизации доогнестрельных сооружений в период распространения огнестрельного оружия.
Стены крепости 1387 года имели высоту не менее 7 м, при толщине 1,8 м и завершались боевым ходом, покрытым двухскатной кровлей, лежащей, с внешней стороны, на каменном парапете (бруствере). Со стороны крепостного двора, боевой ход представлял открытую деревянную галерею, стойки которой опираются на деревянные закладные балки. Парапет имел толщину 0,8 м и был прорезан прямоугольными бойницами через каждые 3,5- 4,0 м. Утолщение стен, вероятно, позволило увеличить, как ширину самого боевого хода, так и толщину парапета на приступных стенах.

Церковь Святителя и Чудотворца Николая в Порховской крепости
В 1412 году в Порховской крепости был построен храм. Свое название Никольский храм получил в честь святого Николая, популярного на Руси святителя и чудотворца. В 1428 году, во время штурма крепости Витовтом - литовским князем, церковь была повреждена, а в 1497 году от пожара, случившегося в крепости, церковь снова пострадала.
Проходило время, и храм все больше ветшал. В 1766 году митрополитом Новгородским и Великолукским было отдано распоряжение о разборе ветхого здания Никольской церкви и постройке нового. В 1770 году на средства, которые собрали горожане, здание было построено. На строительство новой церкви было потрачено семь тысяч рублей. Строительством нового храма руководил полковник Воронов. Освящение храма провел обряд архиепископ Новгородский и Санкт-Петербургский Гавриил. Новый храм был воздвигнут на фундаменте старого. В проезде Никольской башни пристроили часовню, так же получившую имя святого Николая. Со стороны юго-запада к церкви был пристроен придел в честь архангела Михаила, а против придела на крепостной стене была установлена колокольня. Однако в начале XIX века колокольню перенесли на Никольскую башню, там она до сих пор и находится.
Никольский храм – четырёхстопный, имеет одну апсиду. Оконные проемы украшены наличниками с колонками по бокам. Сначала церковь была соборной. На здании храма, до перестройки в 1770 году, имелось 5 глав. Но после того, как в 1783 году на левобережье города был возведен Троицкий собор, Никольская церковь лишилась прежнего значения и стала приходской. В конце 19 века были устроены притвор, а также придел, освященный в 1908 году и получивший название Знаменского.
Несколько реликвий, таких как образ Николая Чудотворца, написанный к возведению храма, особенно почитаемый жителями Порхова, небольшой крест, отлитый из серебра в 1717 году, с мощами киевских святых угодников, требник, подаренный порховским военным начальником, хранились в церкви до революции.
Культ Николая Чудотворца, как защитника и заступника во всех бедах и несчастьях был присущ русскому обществу. Имя Николая носила и церковь, возведенная из дерева в старой крепости. Ввиду того, что старая церковь была деревянной, она не сохранилась до нашего времени. Современный каменный Никольский храм действовал до 1961 года. Даже в период оккупации города немцами в церкви проводились богослужения, службу проводил отец Павел. В это непростое время Никольская церковь являлась почти что явочной квартирой для разведчиков из подполья: в находившийся рядом с церковью дом священнослужителей регулярно доставлялись разведданные и уже оттуда отправлялись по назначению. Вообще во время Великой Отечественной войны церковь существенно пострадала: были утрачены главный купол и колокольня.
В 1961 в Никольской церкви были начаты реставрационные работы, они продолжались по 1968 год. С 1963 года в храме был расположен краеведческий музей. Храм возвратили Церкви в начале девяностых годов, на сегодняшний день храм принадлежит православной общине и является действующим.

Церковь Преображения Господня, или Спасо-Преображенская церковь
Спасо-Преображенская церковь в архитектурном отношении совершенно уникальна. Она не имеет аналогов не только среди псковских церквей, но и среди церквей других областей России. Памятник архитектуры второй половины XVIII в.
Из сохранившихся до наших дней церквей Порхова один из самых старых храмов. Впервые церковь Преображения Господня упоминается в Никоновской летописи под 1399 годом. Когда под стенами Порхова произошло сражение между чудью и объединившихся против них новгородцами и псковичами. В этом бою: «убиен бысть князь Роман Юрьевич на Шелони и погребен бысть у святого Спаса в Порхове». Церковь, как сказано в рукописи 1739-го года, построена на «кострех». Как полагает исследователь XIX столетия П. М. Силин, это значит, что церковь поставлена на кургане, насыпанном над павшими в битве воинами.
Преображенская церковь была полностью перестроена в 1772г. на средства некоего генерал-майора П. М. Пантелеева. Двухапсидный храм, двухстолпный, перекрытый коробовыми сводами. Основной четверик состоит из двух объёмов, разделённых между собой двумя столбами. К каждому объёму примыкает своя апсида. С запада к четверику примыкает притвор, прямоугольный в плане. Над последним сооружён один ярус четырехгранной колокольни с арочными оконными проёмами в каждой грани колокольни. Перекрыта колокольня четырёхгранным куполом на котором был сооружён четырёхгранный шпиль, венчающийся крестом. По характеру форм этот храм трудно отнести к какому-либо архитектурному стилю. Скорее к периоду поиска, когда на смену стиля барокко пришёл классицизм (речь идёт о провинциальных толкованиях этих стилей).
После революции 1917г. храм был закрыт советской властью. Купол был демонтирован. Здание использовалось не по назначению различными учреждениями. Возвращен верующим в 1990-е гг.

Церковь Святого пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоанна
Церковь Иоанна Предтечи построена в 1804 году на территории городского Иоановского кладбища. До этого за городским валом находилась деревянная церковь, которая сгорела в 1792 году. В строительстве же этой церкви большую помощь оказала купчиха Фёкла Никифоровна Киркина. Церковь расположена на окраине Порхова на кладбище, обнесенном каменной оградой  у дороги на Псков.
В церкви сохранился иконостас начала XIX века деревянный, одно ярусный с постаментом и скромным навершием, с выступающей центральной частью в виде портика с колоннами типа коринфской. Иконостас скромно украшен резьбой и сохранил ряд икон того же времени хорошего академического письма (архангелы Гавриил и Михаил на сев. и юж. дверях, Иоанн в рост, Спас). В притворе находятся две иконы из иконостаса «Успение Богоматери» и «Вседержитель» (р.120×60 см). Потолок церкви расписан поздней росписью. Церковь сложена из кирпича, оштукатурена и побелена.

Храм Святой Троицы в деревне Старые Буриги
Деревня Старые Буриги Полонской волости имеет многовековую историю. Впервые она упоминается в летописях начала XV века. С XVIII века она принадлежала князьям Корсаковым. Деревня была многолюдной. Кроме жилых домов, в ней располагались различные социальные структуры, которые были созданы при общине сестёр милосердия «Мария Магдалина», – это уже в XIX веке. Общину основала в 1861 – 1862 годах Мария Михайловна Дондукова-Корсакова, пожертвовав свой капитал в 40 тысяч рублей серебром.
Община занимала огромный дом с одиннадцатью комнатами и двумя коридорами. Там были помещения для приёма больных, аптека, классные комнаты, библиотека. Во дворе построили больницу на 8 коек. Из подсобных строений имелись конюшня, коровник, амбар, ледник и баня. Вокруг дома – сад и огород, в котором произрастали лекарственные растения.
У общины были широкие благотворительные цели. Сёстры оказывали крестьянам медицинскую помощь, ухаживали за больными, обеспечивали их лекарствами, учили крестьян и их детей грамоте, заботились о младенцах в страдное время, содержали небольшой пансион для пожилых людей.
Ещё одной достопримечательностью была кирпичная церковь Святой Живоначальной Троицы, построенная князем Александром Степановичем Корсаковым в первой половине XIX века. В церкви имелись два придела. Колокольня была устроена над куполом церкви на семи деревянных колоннах. На колокольне висели шесть отлитых в Валдае колоколов. Церковь просуществовала до середины XX века, а во время хрущёвской оттепели была закрыта и позже превратилась в руины.
Под руинами оказалась могила княжны Марии Михайловны Дондуковой-Корсаковой. Именно в Буригах завещала она себя похоронить. Это была удивительная женщина. Несмотря на высокое положение в обществе, она вела аскетический образ жизни, всё отдавала бедным людям. Бывая в Петербурге, она посещала больных и страждущих, которые жили в трущобах и подвалах. Не брезговала сделать перевязку больным, от которых исходил такой запах, что другие и подойти к ним боялись. Заботилась о бывших заключённых, женщинах и детях, больных сифилисом. Не зря её называли «покровительницей падших». Ходила по городу пешком, её часто видели отдыхающей на ступеньках магазинов. В редких случаях она позволяла себе поездку на конке, но никак не на извозчике. Была неприхотлива в одежде и обуви: даже в холодное время ходила в ботинках на босу ногу. Единственной дорогой вещью в её гардеробе была тёплая шаль, подаренная матерью. Но однажды она сняла её с головы и укутала незнакомого ребёнка, плачущего и озябшего, при этом попросив мать никому шаль не продавать. Вот какой бескорыстной женщиной была Мария Михайловна.
В Старых Буригах построен храм Святой Троицы.  Освящать святыню 26.08.2017 года  приезжал молодой епископ Гдовский Фома, викарий Псковской епархии.
 

Свято – Благовещенская Никандрова пустынь
Свято-Благовещенская Никандрова пустынь была основана на месте подвигов преподобного Никандра, Псковского пустынножителя и чудотворца в 1585 году. Расположена в 37 км от города Порхова на реке Демьянке, в 70 километрах к северо-востоку от Пскова.
Никандр Псковский (в крещении Никон) родился в 1507 году в том же псковском селе Виделебье, что и преподобный Евфросин, только на сто лет позже, поэтому с детства мечтал продолжить подвиги своего односельчанина - преподобного Евфросина Спасоелеазаровского, духовного водителя Псковских пустынножителей. Обойдя обители Псковской земли, поклонившись мощам преподобного Евфросина и его ученика преподобного Саввы Крыпецкого, он окончательно утвердился в стремлении к отшельнической жизни. Горячо молясь в одной из псковских церквей, он услышал глас из алтаря, повелевавший ему идти в пустынь, которую Господь укажет через Своего раба Феодора. Крестьянин Феодор отвел его на речку Демьянку, между Псковом и Порховом. Проведя несколько лет в безмолвии и суровых подвигах, иссушивших его плоть, Никон пришел в монастырь, основанный преподобным Саввой Крыпецким. Игумен, видя его телесную немощь, не сразу согласился принять его, опасаясь, что трудности монашеской жизни будут ему не по силам. Тогда Никон, припав к раке преподобного Саввы, стал, как живого, умолять его взять в свою обитель. Игумен смягчился и постриг Никона с именем Никандр.
Преподобный обладал дарами прозорливости и целительства, к нему за помощью обращались многие страждущие, но много искушений и бед пережил на тесном пути подвижничества святой Никандр. Преподобный Никандр до конца жизни оставался пустынником: его так и величают «Преподобный Никандр пустынножитель», но завещал не оставлять место его трудов после своей кончины, обещая свое покровительство насельникам будущего монастыря. Он предвидел свою смерть, предсказав, что умрет, когда на отечество нападут враги, предрекая им при этом скорое поражение. 24 сентября 1581 года, во время нашествия войск польского короля Стефана Батория на Псков, один крестьянин нашел его скончавшимся: он лежал на рогожке с крестообразно сложенными на груди руками. Из Пскова пришли духовенство и народ, и совершили обряд христианского погребения.
В 1584 году на благодатном месте подвига преподобного Никандра, освященном его почти полувековой молитвой, была создана обитель, которую стали называть Никандровой пустынью. Строителем монастыря был инок Исаия, исцелившийся по молитве святому. В 1686 году при Патриархе Иоакиме состоялось прославление преподобного Никандра, и было установлено празднование его памяти 24 сентября, в день кончины, и в храмовой праздник обители - Благовещение Пресвятой Богородицы.
В 20-е годы прошлого столетия монастырь был полностью разрушен. Разрушен мощный Благовещенский храм, который строился в течение трех столетий, постоянно расширяясь. Обитель начала свое возрождение в 2000 году по благословению Владыки Евсевия, когда туда пришли на жительство и молитвенные труды монахи.
Бывший ризничный Псково-Печерского монастыря иеромонах Спиридон был благословлен Владыкой на должность Наместника Никандрова монастыря. За пять лет братия вместе с послушниками, трудниками и с помощью солдат 76 дивизии ВДВ, возродила монастырь к жизни. Ныне в монастыре освящены два деревянных храма: в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших» и второй храм - Царственных мучеников. На территории монастыря четыре святых источника во имя Апостолов Петра и Павла, преподобного Александра Свирского, преподобного Никандра пустынножителя, есть и «глазной» источник – святые воды Никандровой пустыни даруют скорбящим укрепление телесное и духовное, а чудотворения в Никандровой пустыне во Славу Божию продолжаются доныне.

Дворянские усадьбы

Усадьба Строгановых в деревне Волышово
Усадьба графа Строганова была одной из 20 крупнейших в дореволюционной России. Находится в 19 километрах от города Порхова в деревне Волышово.
Первоначальным владельцем имения была генерал-поручица Овцына Т.Д. В 1800г. имение переходит по наследству ее дочери Екатерине Илларионовне Васильчиковой, которая оставляет завещание на своего сына Дмитрия Васильевича Васильчикова, вступившего в права владения в 1830г. В середине XIX века Дмитрий Васильчиков передает имение в качестве приданого своей дочери (Татьяне Дмитриевне), которая выходит замуж за графа Александра Сергеевича Строганова (1818-1864гг.).
Его сын, Сергей Александрович Строганов, последний владелец, женился на княжне Евгении Александровне Васильчиковой, которая вскоре после свадьбы умерла от брюшного тифа в 1876г. и граф покидает навсегда Россию и уезжает во Францию. Имением занимается управляющий, все содержится в полном порядке, хозяйство дает доход.
В первые годы после Октябрьской революции в Волышово был основан государственный племеной конный завод на базе графского. В 1919 году был открыт сельскохозяйственный институт, но уже в 1924 году реорганизован в техникум. В годы существования его на территории усадьбы и парка поддерживался определенный порядок, проводился уход, поляны и луга парка выкашивались. В 1937 году техникум был переведен в Псков, а в графском доме была открыта средняя школа. В 1941 году конный завод был эвакуирован. После освобождения Псковской области конный завод начинает возрождаться, и в 1949 году его хозяйство было восстановлено. В период оккупации насаждениям парка был нанесен значительный ущерб. Особенно пострадали аллеи из туи западной, при отступлении немцы их вырубили ради древесины. В конце 40-х и начале 50-х годов в парке и плодовом саду работал садовник. Графский плодовый сад был огорожен и тщательно охранялся.
В 1985, 1990, 1999 и 2006 гг. усадьбу навещала баронесса Элен де Людингаузен, - единственная, кто представляет сегодня старинный род Строгановых. Она приходится правнучатой племянницей последнему владельцу имения. Сестра С.А. Строганова – Ольга (бабушка Элен) вышла замуж за Александра Григорьевича Щербатова и родила 5-х детей: Дмитрий (1881-1882), Александр (1881-1915), Елена (1889-1976), Георгий (1897-1976) и Ксения (1915). Выйдя замуж за потомка обрусевших немцев барона Андрея де Людингаузен, в 1942 г. Ксения Александровна во Франции родила дочь, которую назвали Еленой (Элен де Людингаузен). Во время последнего визита в октябре 2006 г. Элен (Елена Андреевна) выразила надежду на то, что предпримутся необходимые меры для возрождения уникального памятника архитектуры в Волышове.
Сегодня комплекс усадьбы как бы застыл в полуразрушенном состоянии и ожидании своего возрождения.

Усадьба князей Гагариных
(Учебно-исторический заповедник «Усадьба А.Г.Гагарина «Холомки»)
Холомки - усадьба в Туровской волости Порховского района Псковской области. Построена в 1913 году по проекту архитектора И.А.Фомина князем Андреем Григорьевичем Гагариным - бывшим ректором Санкт-Петербургского политехнического института.
В 1914-1915 годах князь жил здесь, являясь председателем волостного попечительства о семьях крестьян ушедших на войну. В первую мировую войну (1914-1918) в усадьбе размещался госпиталь на 15 человек, который оборудовал и содержал Андрей Григорьевич.
После Октябрьской революции 1917 года князь предоставил усадьбу для первого в стране Дома творчества (Народный дом имени В.И.Ленина, колония Дома искусств). Проживал здесь сам, собрал библиотеку и картины известных художников. В 1920 году он преподавал в сельскохозяйственном техникуме, открытом недалеко от Холомков, но тяжело заболел и умер 22 декабря 1920 года, в день своего 65-летия. Был похоронен на погосте деревни Бельское Устье в двух километрах от Холомков.
В 1921-1922 годах в Холомках жили и работали художники и писатели. Затем в усадьбе организовали детский санаторий. А в годы Великой Отечественной войны в здании размещались штабные службы немецких летчиков. К сожалению, во второй половине прошлого столетия бывшее «дворянское гнездо» пришло в упадок.
Усадьба передана Санкт-Петербургскому политехническому университету и в 2013 году была отреставрирована.

Усадьба Корсаковых-Висковатых в деревне Александрово
Усадьба Корсаковых-Висковатых находится в деревне Александрово и представляет собой усадебный комплекс 18 века в стиле классицизм. В конце XVIII века владельцем имения был гвардии прапорщик Александр Степанович Корсаков, он создавал усадьбу для своей семьи. Она не утратила своего очарования даже сейчас. Имение было построено на возвышенности, и там же по заказу А.С. Корсакова была построена каменная церковь во имя Всемилостивого Спаса, ротондальный храм с колоннадой по окружности в стиле раннего классицизма получился необыкновенно лёгким и изящным. Александр Степанович был женат на Екатерине Петровне Резановой – сестре одного из основателей Русско-американской компании Николая Петровича Резанова, больше знакомого нам по современной рок-опере «Юнона и Авось». От этого брака у него было 6 детей. В молодости А. С. Корсаков увлекался литературой, и его поэтические способности передались детям. Младший сын- Николай Корсаков был другом А.С. Пушкина по лицею. Это был разносторонне одарённый юноша, писал стихи и музыку. Он умер в Италии от чахотки. Безвременной кончине друга Пушкин посвятил стихотворение "Гроб юноши".
Средний сын Петр тоже служил в цензурном комитете, и оказывал Пушкину содействие при прохождении через цензуру.
Старший - Михаил, после женитьбы по указу Сената принял герб и фамилию жены, становясь Дондуковым–Корсаков. Молодой князь был умён и образован с консервативными взглядами, назначен на должность попечителя. Санкт – Петербургского учебного округа. В этом качестве он был председателем Санкт-Петербургского цензурного комитета. Должность цензора под бдительным оком полиции и пристальным вниманием самого государя была незавидной. Естественно цензурные препоны вызывали негативную реакцию у находившегося под тройным цензурным гнётом А.С. Пушкина. По случаю назначения князя вице-президентом Академии наук в 1835 году поэт сочинил оскорбительную и в высшей степени несправедливую эпиграмму. Михаил Александрович не обладал приписывающимися ему свойствами, Пушкин, впоследствии узнав ближе князя, раскаивался в своей эпиграмме. Михаил Александрович в этой должности был на своём месте. Он оживил издание «Трудов Академии наук», при нем были устроен Зоологический кабинет в новом здании Академии. Новое здание Пулковской обсерватории было обязано своим существованием также князю Дондукову-Корсакову.
Имение Александрово вошло в приданое дочери Екатерине. Супруг её продал имение Сергею Александровичу Строганову. На месте бывшего имения был построен госпиталь для крестьян и здания для медицинского персонала. Больничный городок из двухэтажных кирпичных зданий в духе неоклассики был построен и оборудован по последнему слову науки графом Строгановым - в память об умершей матери в 1882 году. В больнице служил блестящий доктор медицины Рюкер, который проводил операции по трепанации черепа. А фельдшер Василий Васильев 5 сентября 1918 года укрывал в этой церкви князя Григория Гагарина, бежавшего от расстрела. Об этом сам Григорий Андреевич рассказал в своих воспоминаниях. Надо ли говорить, что до октябрьского переворота усадьба содержалась во всём великолепии, счастливо уцелела она и в годы ВОВ. В послевоенное время здесь был организован госпиталь для инвалидов ВОВ на 100 коек.
До наших дней сохранился главный усадебный дом, Спасская церковь (1791г.) и парк со старыми хвойными деревьями различных пород площадью 16 га.

Памятник-бюст Александру Невскому
В память об основателе города в 1989г. в Порхове был открыт памятник Александру Невскому. Открытие было приурочено к 750-летию города. Представляет собой бюст князя на высоком постаменте. С задней стороны памятника из известняка сооружена невысокая стена, символизирующая Порховскую крепость. Стена с обеих сторон оканчивается памятными досками. Постамент с четырех сторон украшен массивными чугунными плитами с узорами.

Мемориал с братскими захоронениями
Мемориал открыт в 1959г., на котором покоятся 5 257 советских воинов, погибших в боях с фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны. Рядом с воинскими захоронениями установлена мемориальная композиция в виде скульптуры солдата, а также две вертикальные стелы.

Деревня Красуха
Красуха — деревня в Порховском районе Псковской области в 10 километрах к юго-западу от города Порхова по шоссе Порхов — Остров. В ноябре 1943 года недалеко от деревни партизаны подорвали машину с немецким с генералом. Такие диверсии оккупационными властями не прощались. 27 ноября немецкие каратели ворвались в деревню и сожгли в сараях 280 местных жителей и беженцев. Тех, кто пытался выбраться из огня, уничтожали. После Великой Отечественной войны деревня не восстанавливалась.
На месте деревни в 1968 году был открыт памятник. В него входит на¬сыпной холм, на котором установлена скульптура - «Скорбящая псковитянка», символизирующий скорбь жителей Псковщины по репрессированным жителям деревни. Памятник представляет собой двухметровое изваяние женщины-матери, русской крестьянки, к склону холма прислонен отесанный камень с надписью: «Трагической и мужественной Красухе от земляков».
Так же частью мемориального комплекса являются обелиск с описанием трагических событий, и кирпичная печь, сохранившаяся от одного из сожженных домов. К обелиску ведет прямая тропа,  обсаженная елками и березками. Вокруг обелиска сделана ограда из почернелых обугленных бревен.

Мемориальный комплекс «Дулаг-100»
Немецко-фашистский концлагерь «Дулаг 100» был создан германскими оккупационными властями на восточной окраине города Порхова, на месте бывшего советского военного танкового городка. Он был организован как пересыльный лагерь для советских военнопленных, попавших в окружение и плен в боях под Новгородом и Старой Руссой. Лагерь начал функционировать с августа 1941г. и просуществовал до февраля 1944г., когда Порхов и Порховский район были освобождены частями Красной армии в ходе начавшегося наступления наших войск под Ленинградом и Новгородом.
Концлагерь был обнесен двумя рядами колючей проволоки. На углах территории лагеря стояли бетонные башни – вышки вооруженными охранниками. В концлагере одновременно размещалось от 25 до 30 тысяч человек. Помещений для их содержания было явно недостаточно. Часть военнопленных занимала три трехэтажных каменных здания и три сарая, остальные вынуждены были находиться под открытым небом – и летом и зимой. В концлагере «Дулаг-100» для раненых военнопленных было выделено помещение для госпиталя. Так его называли немцы. На самом деле это была душегубка. В одном зале бывшей офицерской столовой военного городка содержалось одновременно около 500 раненых. Никаких коек не было. Наши солдаты и офицеры лежали на соломе, раскиданной на цементном полу. Ухаживали за ранеными наши же врачи и медсестры, которые согласились работать в немецком госпитале, чтобы хоть как-то помочь несчастным бойцам.
«Порядок» в концлагере был жестким. Рано утром пленных поднимали ударами палок или резиновых дубинок, выгоняли на работу – на ремонт дорог или уборку овощей. Заболевших или ослабших тут же забивали палками до смерти. Во время работы охрана непрерывно подгоняла пленных плетьми и угрожала оружием, не давая ни минуты передышки. Кормили пленных отвратительно. Утром и вечером им выдавали воду и жидкую баланду. Не намного лучше питались и раненые в госпитале. Кроме черпака баланды им выдавали на день ещё и 200 граммов хлеба пополам с мякиной. В концлагере «Дулаг-100» была высокая смертность. От голода, побоев, тифа и холода ежедневно умирало от 100 до 150 военнопленных. Их тела сбрасывали в рвы, даже не засыпая землей.
30 и 31 марта 1945 года, когда ещё не закончилась Великая Отечественная война, прибывший в Порхов главный судебно-медицинский эксперт Ленинградского фронта подполковник медицинской службы профессор А.П. Владимирский в присутствии членов Порховской районной комиссии по расследованию фашистских злодеяний на территории района провел судебно-медицинскую экспертизу трупов советских военнопленных, извлеченных из ям-могил, расположенных на территории бывшего концлагеря «Дулаг-100».
Кладбище советских военнопленных располагалось на площади размером 100Х150 метров. На нем имелись 11 параллельно расположенных рвов длиной каждый 20 м и шириной 4 м. Через узкий промежуток от них тянулись ещё 13 параллельных рвов длиной тоже 20 м и шириной 4 м. На этой же площади имелось ещё 4 рва длиной каждый 35 м и шириной 5 м. Насыпная земля над рвами почти не возвышалась над уровнем окружающей почвы, на нескольких же рвах насыпная земля была на одном уровне с окружающей почвой и заросла высокой травой. Все рвы были вскрыты комиссией с целью определения причины смерти убитых людей, определения количества трупов, глубины рвов и изучения почвы, в которой находились трупы. Рвы достигали глубины 4-4,5 метра. Комиссия определила общее число захороненных военнопленных, но оказалось ужасающим: 85 тысяч человек.
Вскоре после освобождения Порхова и района от гитлеровских оккупантов на месте зловещего захоронения был воздвигнут скромный обелиск. В 1960 годы порховские пионеры и комсомольцы от шоссе Порхов — Дно к месту бывшего концлагеря заложили еловую аллею.
Идея возведения на месте концлагеря «ДУЛАГ-100» мемориала появилась еще в 1983 году. Скульптор Николай Радченко-Шало совместно с архитектором из Ленинграда Александром Маначинским и главным архитектором Псковской области Владимиром Фоменковым взялись за создание памятника жертвам фашизма на месте захоронений. Был насыпан земляной холм, установлены бетонные стелы, к основанию монумента подвели лестницу, выкопали пруд – «озеро слез», однако в 90-е годы из-за нехватки средств работы были приостановлены.
В 2015 году по инициативе дорожников Псковской области при поддержке Федерального дорожного агентства (Росавтодора) начались работы по восстановлению мемориала. Достраивать памятник решили по первоначальным схемам и чертежам, что позволило воплотить задуманный более 30 лет назад проект в жизнь в его первоначальном виде.
В обновленной версии между столбами за колючей проволокой стоят люди - пленные и смотрят вдаль, на их лицах читается мука и непокорность. Сзади на площадки висит колокол, в который любой может позвонить в память о погибших. Площадка у мемориальной композиции и дорожки к ней замощены булыжным камнем, по периметру площадки установлены ограждающие столбики из гранита. Пологие склоны холма и место захоронения выровнены, засыпаны плодородной землей и засеяны газонной травой. Некоторые элементы композиции - отвесная стена холма, периметр круглого озера укреплены и облицованы камнем. По периметру центрального и боковых захоронений создана окантовка из темного гранита. На входах в мемориальную зону установлены гранитные обелиски с надписями об истории места захоронения, на гранитные блоки поместили гранитные полированные шары – символы вечности.
18 июня 2016г. состоялось торжественное открытие мемориала жертвам немецко-фашистского концлагеря «ДУЛАГ-100».

Лечебно-профилактическое учреждение «Санаторий Хилово»
Курорт «Хилово»  – уникальный курорт на северо-западе России с содержанием сероводорода в лечебных грязях и минеральных водах, наша «северная Мацеста», один из старейших в России, основан в 1865 году (находится в 300 км южнее Санкт-Петербурга, в 70 км от Пскова, в 18 км от железнодорожной станции Порхов). Территория курорта – обширный природный заповедник с чистым лесным озером в 3 км от курорта. Старинный парк с уютными уединенными уголками на берегу р.Узы.
Впервые населенный пункт с названием "Хилово" упоминается в Новгородских писцовых книгах Шелонской пятины под 1539г. и принадлежало благочинному Порховского Благовещенского монастыря Рюме Федоровичу Ускому. В XVIII - начале XX вв. Хилово являлось собственностью помещиков Балавенских. В "Списке дворян Псковской губернии", составленном в 1792г., по Порховскому уезду значатся семь Балавенских, среди которых и 20-летний прапорщик Петр Митрофанович Балавенский.
В 1805-1807 гг. в Псковскую родословную книгу был внесен Филипп Балавенский, приходившийся Петру Митрофановичу дядей. В то время Хилово было поделено на две усадьбы: Хилово-Балавенское и Хилово-Корсаково. В первой из них в 1819г. поселился Петр Митрофанович с женой Надеждой Михайловной. Вышедший в чине ротмистра в отставку, он занялся хозяйством, воспитывал четырех сыновей - Петра, Александра, Владимира, Ростислава. Старший, Петр, поступил на военную службу, бывал в различных местах России и за границей. Запах минеральных вод, который он встретил в Кеммерне (Кеммери), напомнил о родных местах. Позже в письме к И.Я. Садовскому Петр Петрович рассказывал, как, приехав в Хилово, он в 1865г. приказал отвести русло речки Черной, на дне которой обнаружились три источника. Два из них позже были названы Петровским и Надеждинским (в честь родителей), а третий Ивановским (в память о дяде). Для проведения анализа минеральных вод в Хилово был приглашен магистр фармации Кассельман, сравнивший их с баварскими. В 1866г. сюда же прибыл профессор-химик Московского университета А.П. Бородин, опубликовавший после исследования качеств хиловских минеральных вод подробный отчет в журнале "Минеральные воды России". С этого времени Хилово начинает превращаться в курорт.
При устройстве лечебного учреждения П.П. Балавенский консультировался с конференц-секретарем Академии Художеств Ф.Ф. Львовым, а в качестве заведующего лечебницей пригласил доктора медицины Гелтовского, служившего в Хилове до 1870г. Было построено здание водолечебницы - здание в виде буквы П с мужским и женским отделениями, с паровыми ваннами и душем, а также бывшее тогда в моде отделение для лечения молоком и сывороткой. Близ этого здания Петр Петрович установил камень-валун, на котором были высечены родовой герб, девиз "Польза выше победы" и дата основания курорта - 1865г. Постепенно курорт приобрел государственное значение, чему во многом способствовали природные условия.
С севера Хилово окружали сосновые леса, закрывавшие его от холодных ветров, с юга курорт обрамляли лиственные леса, по территории курорта протекала река Уза с плакучими ивами по берегам. Хилово располагалось на одинаковом расстоянии от уездного города Порхова с его древней крепостью, и от действовавшего монастыря - Никандровой пустыни. Все это привлекало сюда отдыхающих и паломников.
Территория Хилова делилась на лечебную зону и собственно усадьбу, в первой из них выделяются здания, построенные военным ведомством, и гостиницы для гражданских отдыхающих. Для всех отдыхающих открытым был фруктовый сад, они также имели возможность приобретать свежие овощи и молочные продукты в имениях Балавенских и Корсаковых.
П.П. Балавенский играл также заметную роль в общественной жизни губернии и уезда. В 1869г. он был избран гласным губернского земского собрания. В 1888г. он получил чин надворного советника, был избран председателем Порховской уездной управы и находился в этой должности до 1891г., когда его сменил граф С.А. Строганов.
После смерти П.П. Балавенского наследником курорта и 683 дес. земли стал его старший сын Николай Петрович, но сам он курортом не занимался, поручив все дела по его управлению Алексею Солнцеву. Роль и популярность Хилова в период с 1903 по 1908 гг. уменьшились. В 1911г. Н.П. Балавенский продал усадьбу за 100 тыс. руб. Юлиане-Терезе Вагнер, которая в следующем, 1912 году, открыла в Хилове школу, где детей обучали различным ремеслам. Управляющие курортом Дан и Векман прилагали немало усилий для повышения популярности курорта, привлечения сюда большого количества отдыхающих, но все большая доступность заграничных курортов знатным и зажиточным россиянам неуклонно сокращала число их в Хилове.
В годы первой мировой войны курорт арендовали Земгор и Земсоюз, решив организовать здесь лечение солдат и офицеров действующей армии. В 1916г. Вагнер вообще продала его за 125 тыс. руб. Акционерному обществу в лице А. Домбровского, Педгольца и Блошинского (Блэшинского). Последние выпустили на 3 млн. руб. акций и разработали план расширения курорта, хорошо понимая, что зарубежные курорты в условиях войны стали недоступными, что, естественно, должно было повысить внимание к местным лечебницам. По приглашению акционеров в Хилово приехали доктор Уваров и инженер Ширяев, высоко оценившие свойства воды и грязей. Новые хозяева расширили охранную зону до 1008 дес., построили три новых дома по 20 комнат в каждом, новое здание водо-грязелечебницы с 52 ваннами, паровой прачечной и сушилкой, организовали молочную ферму, заложили новый фруктовый сад. Главное же внимание они сосредоточили на строительстве дороги, соединявшей курорт с железнодорожной станцией Сосонье.
После Февральской революции в Хилово был направлен инженер А.Г. Стопневич, подчеркнувший общегосударственное значение источников, но осенью 1917г. усадьба и курорт подверглись разорению. 16 апреля 1918г. земельный отдел Порховского уисполкома и владелец имения А. Домбровский составили акт, по которому бывшему владельцу осталось только 5 дес. земли, остальные же 1003 дес. передавались в лесной фонд Республики. В акте вместе с тем говорилось и о необходимости сообщить в Москву "сведения о целебных водах с целью более широкой организации курорта". 11 мая 1920г. курорт получил "охранную грамоту", подписанную наркомом здравоохранения РСФСР Н.А. Семашко.
Летом 1920г. главным врачом курорта был назначен доктор Минскер, две бывшие усадьбы - Хилово-Балавенское и Хилово-Корсаково - объединяются в одну, что значительно расширило территорию. Начинает приводиться в надлежащее состояние парк, возрождаются сад и огород, общая площадь курорта увеличивается до 84 дес.
В октябре 1921г. Минскер был заменен Алексеем Дмитриевичем Богдановым, заведовавшим до этого лечебницей в Черняковицах. Это было трудное время перехода к НЭПу, когда многие учреждения и организации снимались с государственного обеспечения и переводились на самоокупаемость. Новый главный врач сумел убедить власти в необходимости расширения охранной зоны до 682 дес., часть земли стала сдаваться в аренду и приносить тем самым некоторый доход. Порховский уисполком также выделял часть средств местного бюджета на нужды курорта, но главным источником его существования становится платное лечение сверх нормы, установленной соцстрахом.
В 1923г. главным врачом курорта становится Александр Иванович Проходцев, работавший в этой должности до 1925г. и написавший для одного из выпусков сборника Псковского общества краеведения "Познай свой край" статью о курорте Хилово.
Затем новым главным врачом назначается Евсей Яковлевич Жислин. В том же 1925г. курорту Хилово было присвоено имя наркома здравоохранения Н.А.Семашко. Курорт увеличил количество отдыхающих, это повлекло рост численности медицинского персонала и рабочих совхоза. Смена же главных врачей продолжается: на смену Е.Я. Жислину пришел Николай Михайлович Михайлов, его в 1926г. сменил Михаил Михайлович Менгель.
В 1927г. в связи с изменением административно-территориального деления и упразднением Псковской губернии курорт Хилово перешел в ведение Ленинградской социально-страховой кассы, что значительно улучшило его финансирование и благоприятно сказалось на всех сторонах жизни. В 1927-1929 гг. на фундаменте бывшего барского дома был построен новый корпус, оборудованы спортивная площадка и лодочная станция, благоустраивался парк, разбивались клумбы и др. Началось строительство дороги до станции Сосонье и трех мостов через Узу и Черную. На протяжении 30-х гг. шло расширение курорта. К 1940г. охранная зона его составляла уже площадь в 1008 дес., т. е. равнялась бывшим владениям П.П. Балавенского.
Великая Отечественная война вновь привела к разрушению курорта. После освобождения этих мест от немецко-фашистских захватчиков в сохранившихся помещениях в 1944-1945 гг. разместился госпиталь, затем Хилово было передано в ведение ВЦСПС, и с апреля 1947г. здесь функционировал курорт. Большая заслуга в послевоенном восстановлении курорта принадлежала главному врачу А.В. Новиковой и директору В.Н.Лану. В начале 50-х гг. из озер Худыкино и Лунево стали добывать лечебные грязи, которые по качеству сравнивали с латвийским курортом Кеммери. В Хилове были построены новые лечебные корпуса, восстановлено подсобное хозяйство. В 60-е гг. курорт был передан в ведение Ленинградского территориального управления санаториев и домов отдыха, построена новая просторная водо-грязелечебница с физкультурным залом и комнатами отдыха, комбинат бытового обслуживания и кафе. Большие изменения произошли в Хилове во второй половине 70-х - начале 80-х гг., когда главным врачом курорта был В.В. Иванов. Тогда было построено и реконструировано свыше 20 объектов, основные фонды курорта выросли с 4,4 млн. до 8,3 млн. руб. (в ценах тех лет). На курорте ежегодно отдыхало до 15 тыс. человек. В 1998г. открыт цех по розливу хиловской минеральной воды, добываемой из артезианской скважины.
В наши дни Хилово считается крупнейшим и наиболее популярным курортом на Северо-Западе. Санаторий помимо широчайшего спектра лечебно-профилактических услуг предоставляет комфортабельное размещение, здоровое питание, увлекательный досуг. Санаторий рассчитан на проживания 730 человек, включает: 4 спальных корпуса; водогрязелечебница; питьевая галерея; центр досуга; клуб-столовая, бассейн, спортивные площадки, охраняемые стоянки и др.
Хилово привлекает своим неповторимым очарованием природы, возможностью прикоснуться к миру русской дворянской усадьбы, остатки которой хорошо просматриваются в здании с колоннами, фронтоном и балконом, в тенистом парке с вековыми дубами, в романтическом острове уединения на р.Узе, в заросшем пруду, в частично сохранившейся прекрасной березовой аллее. Здесь лечат не только врачи, но и великолепные сосновые леса, богатые грибами, ягодами и лекарственными растениями, чудесное озеро, расположенное в трех километрах от курорта, к которому ведет живописная лесная дорога.